Категории Новости

Восхождение

Еще совсем недавно восхождение на горные вершины считалось возможным лишь для людей, всерьез занимающихся альпинизмом. Значительная физическая подготовка, многодневные тренировки, умение ходить в связке и разбираться в альпинистском снаряжении — все это было непременными атрибутами предстоящего восхождения. Но время вносит коррективы и в эту сферу жизни. И вот уже туристические агентства наперебой предлагают туры в горы. Хочешь подняться на Казбек — без проблем. На Монблан — пожалуйста. Эльбрус — хоть зимой, хоть летом, и с севера на юг, и с юга на север. Невольно создается впечатление, что восхождение на одну из высочайших вершин Западного Кавказа — Эльбрус — это такая необременительная прогулка для тех, кому наскучили традиционное лежание на пляже и шопинг по европейским столицам.Минувшим летом свое восхождение на Эльбрус совершил наш земляк — житель Волгодонска, до недавнего времени активный депутат городской Думы Александр Пруцаков. Его мы и попросили поделиться, так ли просто подняться на вершину, как об этом рассказывают представители турагентств?5642Альпинизмом Александр Пруцаков никогда не занимался, да и горами не бредил. Первое знакомство с горными вершинами состоялось в восьмом классе, когда отдыхал в пионерском лагере под Нальчиком. Вот тогда впервые довелось побывать в настоящем горном походе — с ночевкой в палатке, подъемом на вершину. Может, на этом горные походы Александра и закончились бы (подъем на Красную поляну на подъемнике — не в счет), но тут объявились старые друзья, покорившие недавно серьезный горный пик — Казбек (вершина на границе Грузии и России, высота 5033 метра). Они рассказывали о восхождении на Казбек, строили новые планы, и Александр вдруг понял, что тоже хочет испытать то, что испытали друзья. При выборе следующего объекта для восхождения решили не мелочиться — выбрали Эльбрус, высочайшую вершину Кавказских гор (западная вершина — 5642 метра над уровнем моря). И расстались — до следующего лета.А когда оно пришло, стало ясно: отступать некуда, слово нужно держать. И Пруцаков отправился в Приэльбрусье.- Никакой особой подготовки к восхождению практически не было, — вспоминает начало своего горного вояжа Александр. — За несколько дней до назначенного восхождения я купил вещи, которые могли понадобиться в горах: горные ботинки, шапочку — наверху даже летом ночью минусовая температура. За четыре дня до подъема мы приехали в местечко Азау — начальный пункт акклиматизации перед восхождением.Их группа состояла из шести человек — четырех туристов и двух инструкторов. Только у Пруцакова не было никакого опыта хождения в горы.В Азау, на высоте 2300 метров над уровнем моря, уже ощущалась некоторая нехватка кислорода — у всех болели головы. Здесь они провели первую ночь в горах, а потом инструкторы проверили снаряжение членов группы и отправили в пункт проката — «добирать» то, чего не хватало (куртки, пуховики, ветровки, «кошки» на ботинки для хождения по леднику).Чемодан для альпинистаСледующим этапом был базовый лагерь Бочки, расположенный на высоте около 3800 метров. На него туристы поднимаются, в основном, на подъемнике.- Я определенно произвел впечатление на альпинистский бомонд, когда сошел с подъемника не с привычным рюкзаком, а с ярким чемоданом на колесиках, — смеется Александр. — Ну не успел сложить вещи в рюкзак!Потом, конечно, все необходимое перекочевало в рюкзак. «Необходимого» набралось под 30 килограммов. А в горах, в разреженном воздухе, каждый грамм, наверное, за два, а то и больше!Именно с лагеря Бочки начались так называемые тренировочные заходы. Туристы поднимаются в подходящем для них темпе на ту высоту, которой они могут достичь за несколько часов. На следующий день — выше, потом — еще выше. Так организм постепенно адаптируется к условиям высокогорья. А условия эти, по признанию альпинистов, очень непросты.- В первый день мы поднялись до культового места советских и российских альпинистов — Приюта 11,- продолжает Александр. — Подъем занял часа два. И тут я впервые подумал: пожалуй, все гораздо сложнее, чем представлялось внизу. Самое главное — я не мог понять, как в этих условиях работает мой организм и чего от него можно ждать. Голова из-за нехватки кислорода болела постоянно, а принимать болеутоляющее инструкторы не разрешали — чтобы лекарства не «замаскировали» какое-нибудь серьезное патологическое состояние, если вдруг оно случится.На высоте 3800 по ночам уже очень холодно, около нуля. Даже не верилось, что всего в двух-трех километрах ниже — тридцатиградусная жара и цветы цветут. Но он еще не знал тогда, что выше будут все минус тридцать!На следующий день его друзья поднялись уже до высоты 4500 метров. Он одолел 4300. Тогда ему показалось: это предел. Подумал: пожалуй, на этом и остановится. Бог с ней, с вершиной, 4300 — тоже неплохо, а сил больше нет.Но потом группа спустилась, отдохнула, и друзья уговорили Александра идти к вершине. Пообещали, что темп будет подходящий. И он решился…ШтурмИ вот день штурма наступил. Вернее, ночь — группы выдвигаются на штурм обычно ночью, когда снежный наст становится твердым — так легче идти.Как известно, Эльбрус — двуглавая вершина, высота восточной — 5621 метр, западной — 5642 метра. Независимо от того, какую вершину намерены покорять альпинисты, сначала они поднимаются на седловину (5416 метров), а оттуда уже продолжают восхождение на западную или восточную вершину.- На высоте 5000 метров ко мне пришло осознание всей серьезности затеянного мероприятия, — вспоминает свои «горные» ощущения Александр Пруцаков. — Два часа ночи, огромные яркие звезды кажутся необыкновенно близкими и температура воздуха — около минус тридцати. Не дай Бог уронить что-нибудь из вещей — ну хоть рукавицу! Найти невозможно, а замерзнуть можно в два счета! Идем по ледяной тропе, чуть оступишься — и последствия непредсказуемы.Я думаю, нам еще повезло — мы не до конца осознавали, в какое «недетское» дело ввязались.Последние 600 с лишним метров перед вершиной оказались самыми трудными. Они шли их почти шесть часов!Александр говорит, что никогда не забудет, как, стоя уже на седловине, ждали восхода солнца. Прятались за уступом от сумасшедшего ветра и отчаянно мерзли. А тут еще инструкторы начали нервничать. Оказалось, у старшего из них в это время уже начиналось воспаление легких — простудился, видимо, накануне. И идти выше он не мог — там и со здоровыми-то легкими дышать трудно. Стал потихоньку спускаться, а группа осталась с одним инструктором.И вот, наконец, взошло солнце, и они двинулись к вершине. Конечно, невозможно описать словами, какой вид открывается с вершины Эльбруса. Ты стоишь на самом верху, все горы — ниже, а выше только небо и солнце!Но нашего героя не меньше, чем окружающие красоты, занимала мысль о том, что нужно же еще спускаться обратно! А сил, казалось, не осталось вообще…Лучше гор — только горы?Но они, конечно, спустились. И потом остались еще на пару дней у подножия Эльбруса — просто отдохнуть и отсюда, снизу, еще раз восхититься той невероятной красотой, которая есть только в горах. И до конца осознать: они все-таки смогли это сделать!Александр Пруцаков рассказывает о своем восхождении на Эльбрус без лишнего пафоса, с изрядной долей юмора и самоиронии, но сути дела это не меняет: свою высоту он покорил!- А что для Вас после восхождения ближе, — спрашиваю напоследок, — «Лучше гор могут быть только горы» или «Умный в гору не пойдет»?- Знаете, я отчетливо понял одно: идти в горы так, как ходили мы, ни в коем случае не надо. Горы — точно не место для легких беззаботных прогулок. Они не терпят самоуверенности и легкомыслия. Готовиться к восхождению нужно долго и серьезно — что бы там ни рассказывали в туристических агентствах.Так что я сказал бы так: «Умный в гору без хорошей подготовки не пойдет». А надо ли туда идти — каждый решает сам. Но я очень рад, что в моей жизни случилось покорение Эльбруса. Значит, чего-то я в этой жизни стою…***фото: Диплом за покорение Эльбруса; Эльбрус — совсем рядом