Категории Новости

Журналист меняет профессию?

Продолжение. Начало в №№126-128Я послал своего инспектора в отдел кадров треста «Волгодонскэнергострой», который размещался на первом этаже дома по улице 50 лет СССР, рядом с гостиницей «Спорт». Все прибывающие в Волгодонск поездами и автобусами сразу шли в отдел кадров. Здесь они получали направление на работу, их знакомили с основными правилами трудоустройства в ту или иную строительную организацию, размещения в общежитиях города. Поскольку типовых общежитий катастрофически не хватало, то вновь прибывших со всех концов необъятного СССР заселяли в квартиры только что возведенных домов. А комсомольские отряды размещали и в так называемом «болгарском» доме на площади Победы, имеющем шикарную планировку.Через неделю сам поехал в отдел кадров треста. Пришлось чуть ли не сражаться с коллегами из других подразделений треста, в том числе и родного ДСК, куда входил наш завод, за каждого прибывающего с вокзала. Потом обратился в редакцию газеты «Волгодонская правда» (в то время она была единственной в городе, не считая многотиражек) с просьбой поместить объявление о вакансиях на заводе.- Что же это вы переманиваете кадры у строителей? — подметил редактор Иван Макарович Пушкарный.- Без нашего завода все домостроители станут, — ответил я.На заводе к началу марта уже работало свыше 1100 человек. Громадной проблемой была нехватка автотранспорта для доставки людей на работу и по окончании смен. Личного транспорта практически не было. Лишь у заместителя директора по снабжению Владимира Глотова была черная «Волга». Он её заработал в Египте, на возведении Асуанской ГЭС.К заводу прикрепили старый, разбитый до последней гайки «ЛиАЗ», который забирал людей от первого АБК Атоммаша, вез рабочих и ИТР на завод, затем снова возвращался и подбирал людей. Некоторые доезжали на рейсовых автобусах «ЛАЗ» №№3 и 6 до поворота на ВУК, а оттуда шагали на завод.Анатолий Капендюхин: «Вот начнём строить «Энергомаш»…На наши многочисленные обращения в руководство ДСК, треста ответ содержал два варианта. Один из них озвучил на директорской планерке председатель объединенного постройкома Анатолий Капендюхин: «Вот начнём строить «Энергомаш», тогда и дорогу мимо вашего завода сделаем классной, и троллейбусы по промзоновскому кольцу пустим, и автобусы». Второй вариант ответа исходил из уст руководителей города: «Вот построите гараж на 100 автобусов и 400 такси, тогда в город прибудет новый пассажирский транспорт».И на самом деле 23 февраля 1981года министр энергомашиностроения Виктор Васильевич Кротов утвердил титул нового завода-гиганта. Предполагалось, что «Энергомаш» будет производить блочные автоматизированные парогенераторы и водогрейные установки, каркасы котлов, части крупного котельного оборудования, аппараты химической водоочистки, регенеративные водонагреватели, чугунное и стальное литье, поковки, горячие и холодные штамповки. Всего в составе завода планировалось создать 11 цехов с двадцатью пятью тысячами занятых рабочих.До пуска металлургического производства на «Энергомаше» главным поставщиком заготовок для производства атомных реакторов на «Атоммаше» стали ижорские заводы.К закладке «Энергомаша» приступили весной 1979 года. Сроки начала работ были выбраны не случайно — «Энергомаш» начинали строить в год пуска первой очереди «Атоммаша». Возведением нового завода должны были заняться строители, высвобождающиеся на «Атоммаше». 25 апреля 1979 года на степную площадку за заводом КПД-280 приехала представительная делегация. На закладку завода прибыли министр энергетического машиностроения СССР Виктор Кротов, первый секретарь Ростовского обкома КПСС Иван Бондаренко, заместитель Председателя Совета министров СССР Владимир Новиков и представители других отраслевых министерств союза, хозяйственные и партийные руководители города, стройки. В 14 часов 11 минут крановщик Михаил Касьянов установил плиту с надписью «Волгодонский завод «Энергомаш». Апрель 1979 года».Но уже с самого начала стройка стала отставать от планового задания. За два года удалось оборудовать строительную площадку, подвести к ней железнодорожные пути и отрыть котлован под первый корпус завода. Причиной задержки стала необходимость первоочередной достройки «Атоммаша» — на «Энергомаш» просто не хватало людей и материалов. Активизация работ на площадке «Энергомаша» произошла только в 1981 году. 1 апреля 1981 года началось бетонирование свайного поля в котловане под будущий корпус №11. Бетонные работы осуществлял трест «Гидроспецстрой», занимавшийся аналогичными работами при закладке «Атоммаша». Но дальше подготовки работы не сдвинулись, а через некоторое время стройка оказалась заброшенной.Против «Энергомаша» сыграло сразу несколько факторов. Изменилась позиция второго крупнейшего потребителя продукции «Энергомаша» — Министерства нефтяной промышленности СССР. В главном нефтяном ведомстве страны решили отказаться от применения крупных парогенераторов для разжижения нефти в пластах, предпочитая инвестировать в разработку новых месторождений или перейти на использование химических реагентов для стимулирования добычи на истощающихся месторождениях и месторождениях с тяжелой нефтью.Поэтому в «Минэнергомаше» решили заморозить стройку и передать функции «Энергомаша» уже действующим предприятиям ведомства, благо таковые имелись. Сам проект «Энергомаша» просуществовал еще несколько лет. Рассматривались варианты сооружения «Энергомаша» в усеченном «металлургическом» варианте и в качестве не отдельного завода, а ряда цехов «Атоммаша». Сыграл свою роль в задержке строительства и фактор просадки фунтов под промышленными зданиями и жилыми домами в Волгодонске. Как показал опыт «Атоммаша», без дополнительного укрепления основания тяжелых станков в первом корпусе завода появились просадки, что крайне осложняло выполнение производственных функций. «Энергомаш» с его большими электросталеплавильными печами, прокатными станами и прессами потребовал дополнительных временных и финансовых затрат на внесение изменений в проект завода и подготовку фундаментов цехов предприятия.И вскоре от первоначального проекта завода отказались. В связи с этим пришлось вносить корректировки и в генеральный план города. Планируемый на будущее рост Волгодонска сразу резко ограничивался. Прогнозируемая численность населения города в 450-500 тысяч человек была понижена до 300 тысяч (в 2016 году население Волгодонска составило всего 170 тысяч человек). Соответственно, сокращению подверглись и планы по жилищному строительству. Решено было отказаться в кратко и среднесрочной перспективе от многоэтажной застройки восточного берега Мокро-Соленовской балки.Андрей Кириленко: «Здравствуйте, товарищи волгоградцы!»А пока весной 1981 года монтажники новых домов серии «96» требовали от рабочих нашего КПД-280 повышения заводской готовности изделий. Например, предполагалось, что на заводе в цехах будут вставлять и стеклить окна в наружных панелях, оклеивать обоями внутренние панели, в сантехкабины устанавливать ванны и двери, напольную и керамическую плитку и т.д. Но для этого требовалось в первую очередь значительно улучшить качество дороги от КПД-280 до городских улиц, по которой ездили панелевозы. Между тем, пришло закрытое сообщение, что в город с визитом вскоре прибудет высокий гость — секретарь ЦК КПСС, член Политбюро Андрей Павлович Кириленко. И якобы в маршруте его пребывания значится то ли наш завод, то ли «Энергомаш». Но как бы там ни было, однажды, возвращаясь поздно ночью с завода (что было нормой в работе начальника отдела кадров), я увидел, как по обе стороны автодороги работают громадные американские гусеничные многотонные бульдозеры «Катерпиллеры». Они ровняли так называемые «сопки» из обломков бетона, металлолома, земли и глины на обочинах дороги, оставленные строителями. На следующее утро заводчане не узнали ландшафт вдоль дороги. А после обеда на дороге появились самосвалы с дымящимся асфальтом, катки, рабочие в ярко-оранжевых куртках, асфальтоукладчики.Высокий гость из Москвы ни на наш завод, ни на стройплощадку «Энергомаша» не прибыл. Зато посадил деревце в зарождающемся парке «Дружба». И всё же благодаря его визиту качество дороги значительно улучшилось, однако автобусная проблема так и не была решена.Рассказывали, что 76-летний Кириленко на митинге вместо «волгодонцы» произнес «волгоградцы». Как бы то ни было, но он считался одной из важнейших фигур в партии и возможным преемником Л.И. Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС. Во время отсутствия М.А. Суслова председательствовал на заседаниях Секретариата ЦК КПСС. На последнем съезде КПСС сильно сдавший Кириленко не смог произнести фамилии новых членов ЦК. Он давно был в старческом маразме и, говорят, рыдал, едва Брежнев заводил разговор о пенсии. Кириленко знал: это почти что смерть, утрата бесчисленных благ и привилегий. В ноябре 1982 года, всего через 12 дней после смерти Брежнева, Андропов отправил его на пенсию.В некоторых публикациях указывается, что в 1982 году «сын члена Политбюро Кириленко попросил политического убежища в Англии. Перед праздником, в ночь на 7 ноября 1982 года, неожиданно были сняты без объяснения причин портреты Кириленко».Бывший руководитель пресс-центра ЦК КПСС, а ныне писатель Николай Зенькович в своей книге «Михаил Горбачев. Жизнь до Кремля» так пишет о Кириленко: «Горбачёв впоследствии отыгрался на Кириленко. Его выставили старым маразматиком, посмешищем в глазах людей. Оклеветали сына. Запущенная тогда легенда о сафари в Африке гуляла по всем средствам массовой информации. Сын Кириленко вынужден был несколько раз опровергать лживые публикации и добился опубликования опровержения».Продолжение — в следующих номерах***фото: Фото из архива Александра Тихонова