Категории Новости

Открытое письмо

Президенту Российской Федерации В.В. ПУТИНУУважаемый Владимир Владимирович!ПОЗВОЛИЛ себе подобный формат обращения в связи с особой значимостью темы данного письма. Россия в настоящее время находится в сложнейшей экономической ситуации. И мало кто до конца понимает ответственность текущего момента. Оценки его кардинально противоположны. Кто-то объявляет, что нижняя точка кризиса пройдена и скоро у нас все будет хорошо. Кто-то заявляет, что в стране назревает революционная ситуация и мы на грани экономического краха и полного коллапса. Революционная ситуация в ее хрестоматийном изложении: «верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому» — к сожалению, не столь уж фантастический сюжет для нашего времени.Мы помним, как легко в свое время схлынула «болотная» пена. Сейчас настроения в обществе изменились значительно, но об этом позже.Для того чтобы избежать серьёзных социальных потрясений, на мой взгляд, необходимо кардинально изменить экономическую политику. Причем не просто изменить, а провести революцию экономической системы России. И сделать это не завтра, а прямо сейчас. Времени на раздумья нет. Для изложения сути необходимых перемен я и решился на это письмо.Начну с вещей общеизвестных, даже банальных. Но, не ответив на вопрос: кто виноват, невозможно сказать, что делать. Итак, кто виноват?УВАЖАЕМЫЙ Владимир Владимирович, на первом же в 2017-м году совещании по экономике Вы совершенно справедливо отметили неустойчивость положительных тенденций. И поставили задачу перед экономическим блоком правительства: «Определиться, что является самым главным для того, чтобы поддержать эти положительные явления в российской экономике», а также указали на необходимость «…обеспечить новые стимулы для развития российской экономики, поддержать и малый, и средний бизнес, включая финансовые инструменты для обеспечения предпринимательских инициатив и притока инвестиций».По сути. Вы попросили их сделать то, о чем просили уже не раз, и что они должны были сделать ещё, как минимум, пять лет назад в силу исполнения своих прямых должностных обязанностей. Но очевидно, что у правительства до сих пор отсутствует принципиальная идеология, то есть нет внятного понимания стратегии экономического поведения. Точнее сказать, идеология есть. И досталась она нам от «лучшего в мире» министра финансов. Здесь уместно вспомнить о так называемом «Вашингтонском консенсусе» — г программе, из десяти пунктов, которую американские специалисты разработали для ряда латиноамериканских неоколониальных стран. «Консенсус» преследовал цель как можно быстрее возвратить выданные этим странам огромные кредиты и окончательно закрепиться на их рынках. К этой программе в 1989 году добровольно присоединились и мы, потеряв при этом значительную часть суверенитета. Китай и ряд азиатских стран в «консенсус» не поверили, в результате чего продемонстрировали миру другую динамику экономического развития. Многие понимали очевидную несуразность боливийской модели и для нашей зрелой, многоукладной экономики. Уверен: еще в начале девяностых России следовало бы выйти из «Вашингтонского консенсуса». И нашим ведущим экономистам не стоит списывать собственное недоумие на заокеанские инструкции.ТАК вот, в начале двухтысячных, в известные годы высоких цен на нефть, по инициативе вышеупомянутого экс-министра мы направили в экономику США и их ближайших союзников по НАТО порядка двух триллионов долларов. Аргументировали это тем, что у нас, мол, все равно разворуют. Туда, мол, надежнее, но зато этим действом мы обеспечиваем безбедную жизнь многим будущим поколениям россиян. В результате — и туда «не в коня корм»: новый президент Америки жалуется, что в их экономике все нехорошо. И нашим будущим поколениям, уже понятно, мало что достанется.Очевидно, что этих триллионов долларов безвозмездной углеводородной ренты с лихвой хватило бы на проведение полноценной модернизации экономики, реализацию масштабных инфраструктурных проектов. Наконец-то, могла сбыться многовековая мечта россиян (а судя по недавним откровениям, и Ваша личная мечта) о приведении в абсолютный порядок всех наших автомобильных дорог. Страна могла реализовать полновесные проекты в перерабатывающих отраслях: сельхозперерабатывающей, лесоперерабатывающей, а в первую очередь — в нефтеперерабатывающей и т.д. Налогооблагаемая база при этом увеличилась бы настолько, что никакие фонды при формировании бюджета сейчас были бы не нужны.И никакие это были бы не денежные пузыри или финансовые навесы, а как раз те самые инвестиционные деньги, о которых мы так усердно продолжаем мечтать. Только инвестором должно было выступить государство. А утверждение о том, что государство — не самый эффективный собственник, в этой ситуации абсолютно некорректно, если не сказать абсурдно. Это же не повод для того, чтобы отказываться от дармовых денег и, тем более, в пользу сомнительных «партнеров».Ресурсов Резервного фонда, активно задействованного при закрытии дефицита бюджета, хватит еще на год-два. А те 1-1,5 триллиона рублей, которые добавились в результате увеличения стоимости нефти с 40$ до 50$ за баррель, вновь направляют на пополнение резервов, опираясь на сомнительное «бюджетное правило». Создается третий суверенный «буферный» фонд. Дальше идти уже некуда. Это не что иное, как балансировка на нуле, без какой-либо перспективы роста. Абсолютно очевидно даже не профессионалам, что сырьевая экспортно ориентированная структура экономики России исчерпала себя окончательно.БЕЗУСЛОВНО, правительство Д.А. Медведева проделало огромную работу. Кардинально отлажена работа ВПК, который в ближайшие годы станет локомотивом крупных гражданских проектов. Атомная энергетика и атомное машиностроение, станкостроительный комплекс, авиастроение, поддержка автомобилестроения и сельхозмашиностроения и многое другое можно смело записать в актив. Но этого принципиально мало. Нынешняя экономика РФ — лишь 2% от мирового ВВП (в 60-е годы доля СССР в мировом ВВП составляла около 20%). Не бывает военной сверхдержавы со слабой экономикой! А сценаристы из ИЭП имени Гайдара и иже с ними прописывают нам 1-1,5% роста ВВП на ближайшие 10 лет. За это время мы отстанем от развитых экономик мира навсегда. Для кардинального перелома ситуации, как уже было много раз говорено, необходимо обеспечить ежегодный рост ВВП не менее 10%. И это вполне возможно, но при одном обязательном условии. Нужно наполнить реальную экономику деньгами. Речь идет не о банальном включении станка, как это принято говорить, а о целом ряде осознанных и хорошо скоординированных действий.Сегодня под предлогом борьбы с инфляцией экономика обескровлена. И если в начале девяностых, когда в стране стояло всё производство, уменьшение денежной массы было на самом деле оправданным, то по мере увеличения действующих производственных мощностей должна была увеличиваться и денежная масса.То, что Центральный банк сегодня не отвечает ни за один макроэкономический показатель, формально занимаясь только снижением уровня инфляции, и влечёт за собой создавшуюся картину. Таргентировать инфляцию только снижением денежной массы — это примитивистская и, в конечном счете, контрпродуктивная политика.Инфляция в нашей экономике давно уже имеет немонетарную природу. Реальная причина инфляции — это рост монопольных цен на самое необходимое: тарифы на электроэнергию, бензин и дизтопливо, стоимость автомобильных и железнодорожных перевозок, продовольствия и услуг ЖКХ. Я уже не говорю о криминальном росте цен на медикаменты. И, как ни странно, раскручивает инфляцию сам Центробанк — непомерно высокой ключевой ставкой. Ведь очевидно, что дорогой кредит увеличивает себестоимость производства, а, соответственно, и цену конечного продукта.Невозможно было не заметить высказывание Дмитрия Анатольевича Медведева во время предновогоднего интервью ведущим российским телеканалам в декабре 2016 года: «Конечно, можно накачать экономику деньгами, но у нас бы выросла инфляция, в очередной раз обесценились заработки наших людей, пенсии, было бы невозможно планировать ипотеку — мы вернулись бы к ситуации 90-х годов…». Понятно, что эта заготовка прозвучала с подачи узкопрофильных специалистов. Но теперь она стала руководством к действию для всей команды.Монетизация экономики России (отношение денежной массы, находящейся в распоряжении предприятий и домохозяйств, к объему ВВП) составляет порядка 50%. Показатель этот у всех стран различный, он зависит от многих факторов и специфических особенностей. В учебниках написано, что вариативность этого показателя — от 30 до 300%. Разносторонний анализ показывает, что для России он должен быть 100-120% и выше. ВВП России чуть больше 80 триллионов рублей, денежная масса в обороте — порядка 40 триллионов рублей. Очевидно, что еще как минимум 40 триллионов рублей необходимо встроить в реальную экономику. Попытаюсь изложить свое видение того, как это сделать и где взять деньги.ПОЧЕМУ я смело апеллирую такими большими числами? Сравните уровни монетизации разных стран, понимая их различие, в том числе и по экономическому развитию. США — чуть ниже 100%, Япония — 250%, Китай — 190%. Страны Восточной Европы — 120%, страны Западной Европы — 140%. Ниже нас в этом ряду только Гондурас, Нигер, Замбия, и т.п. В качестве достойного примера государственного контроля над денежным обращением и ценообразованием хочется привести Китай. В 1994 году монетизация экономики там составляла 97,3%, цены за год выросли на 24,1%. А к 2005 году монетизация выросла до 162,5%, при этом годовой рост цен был 1,2%.Запад ведёт с нами жесткую экономическую войну. В этой ситуации нам, безусловно, следует реагировать на их действия быстро и адекватно.ЕЩЕ 3 апреля 2011 года в Вашингтоне, во время ежегодного заседания МВФ и Всемирного банка, президент и исполнительный директор МВФ того времени Доминик Стросс-Кан выступил с сенсационным заявлением: «Вашингтонский консенсус с его упрощенными представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади». Он разъяснил, что основополагающие принципы западной экономики, заложенные в «Вашингтонском консенсусе», оказались нежизнеспособными и даже опасными. Между тем, в соответствии с требованиями «Вашингтонского консенсуса», которых мы до сих пор почему-то продолжаем придерживаться, эмиссия рубля привязана к золотовалютным резервам Центрального банка России.На фоне западных санкций мы имеем полное моральное право отказаться от этой привязки и провести денежную эмиссию в требуемом для нашей экономики объеме. Подчеркиваю: это и есть основное действие, которое обеспечит успех предстоящей реформы. В ответ на опасение роста инфляции хочется напомнить, что во время деятельности правительства Е.М. Примакова монетизация экономики возросла в 10 раз, а инфляция снизилась вдвое. Главное заключается в том, чтобы поступающие в свободное обращение новые деньги целенаправленно попали в реальную экономику. Через систему несложных контрольных мер можно обеспечить их целевое использование.ОДНИМ из главных аргументов Центробанка в поддержании высокой ключевой ставки было максимальное ограничение поступления денежных средств на рынок валютных спекуляций. По сообщениям Московской биржи, объем торгов на валютном рынке в 2016 году составил 372 триллиона рублей. И это притом, что три четверти валютных операций совершено нерезидентами. В этой схеме задействован огромный административный ресурс, а количество выведенных в офшоры денег, полученных в качестве сверхприбыли от этих махинаций, исчисляется триллионами рублей. В пору говорить об угрозе экономической безопасности страны. Прибыль спекуляции на валютном рынке достигает 80% годовых, тогда как рентабельность в обрабатывающей промышленности -13-15%. При этом из 100 триллионов общих активов всех российских банков в качестве инвестиционных кредитов производству предоставлено только 1,5%. Так кому же мы в конечном итоге ограничиваем поступление денежных средств?Вместе с инвестиционными потоками извне необходимо (если не более важно) обеспечить приток инвестиций внутри каждого действующего предприятия. Этот приток должен обеспечить собственник бизнеса за счет дешевых заемных денег, потому что своих, даже оборотных, средств всегда не хватает. Только обеспечив экономику внутренними источниками доступного дешевого кредита, мы решим проблему реальной модернизации и технологического усовершенствования всего отечественного производства.Банки должны получать рефинансирование только под уже выданные производственным предприятиям кредиты. Безусловно, финансовые потери на этом пути неизбежны. Но для того чтобы санировать банковскую систему, из бюджета потратили более двух триллионов рублей, и далеко не все они пошли на благие цели. В народе ходит шутка: полковник Захарченко, в квартире которого нашли 8 миллиардов рублей, в рамках сделки со следствием предложил: «Вы не открываете гараж, а я вам финансирую дефицит бюджета 2017 и 2018 годов».Потери неизбежны, но это же не значит, что не надо двигаться вперед. Итак, дешевый (не дороже 4-5%) и, самое главное, доступный кредит — то единственное, что спасет остатки малого и среднего бизнеса и реально поможет им возродиться. Сегодня банки не желают рисковать и, прикрываясь ворохом внутренних инструкций и завышенных требований, просто саботируют выдачу заемных денег производству.ДЕСЯТОГО января 2017 года правительство подвело итоги исполнения антикризисного плана 2016 года. По официальным данным, из 122 мероприятий выполнено 101, работа по оставшимся пунктам завершается. К марту 2017 года министр экономического развития Максим Орешкин обещает подготовить «промежуточную и работоспособную» версию плана действий правительства на 2017-2025 годы. Цифры красивы*, но конечного результата ист. Вернее, он резко отрицательный. По сведениям Росстата, в первом полугодии 2015 года в стране было 242,6 тысячи малых предприятий. К концу первого полугодия 2016 года их осталось 172,8 тысячи. Число малых предприятий в России сократилось на 69,8 тысячи или на 29%. А ведь малый и средний бизнес — это один из главных потенциалов роста ВВП. Вот конкретный пример из жизни нашего города. Доля налоговых поступлений в бюджет Волгодонска от малого бизнеса в 2015 году составляла 16%. В 2016 году — 7,8%. Притом, что в идеале должно быть 40-50%. В пору криком кричать, а мы поем себе дифирамбы.На фоне огромного объема бумаготворчества и междусобойчиков реально работают в этой сфере две-три федеральные программы. В первую очередь — это программа ипотечного кредитования, которую необходимо всячески поддерживать, ведь построенные квартиры в офшор не выведешь и в Лондон не заберешь. Это наш актив в чистом виде. Но, по данным бюро кредитных историй, число ипотечных кредитов, просроченных более чем на 90 дней, выросло на 20% — до 42,3 тысячи штук, общим объемом 160 миллиардов рублей. А число таких кредитов, просроченных с первого дня, выросло на 39% — до 114,1 тысячи штук. Очевидно, что зреет абсолютно ненужный нам в этой сфере кризис. Необходимо снизить стоимость ипотеки до 2-3%.Этим мы привлечем огромные деньги населения и заметно увеличим объем жилищного строительства.ИТАК, главная задача — дать производству доступные дешевые кредиты. Не стоит всерьёз опасаться, что при этом сократятся прямые налоговые поступления от деятельности банков: увеличивающиеся налоги из производственного сектора их перекроют многократно. К сожалению, в реальной жизни все происходит с точностью до наоборот. Правительство приняло решение свернуть льготную программу кредитования малого и среднего предпринимательства. Из лимита в 125 миллиардов рублей не распределено еще 29,5 миллиарда. Вместо того чтобы добавить хотя бы миллиардов 200 (потому что как раз эта программа реально работала), ее, ничем не аргументируя, свернули.Вторая и равная по значимости задача — повысить покупательную способность населения, обеспечить экономике платежеспособный потребительский спрос.ВНАЧАЛЕ письма я намеревался вернуться к вопросу о настроениях в обществе. За последние три-четыре года уровень жизни населения резко снизился. И снизился не на 4,5 или 5,4%, как это пытается подавать официальная статистика, а на 20-30% и даже на 50%. Это вызывает заметное напряжение у значительной части общества. Выводы делаю по результатам общения с большим количеством простых людей в быту и на производстве. Многим пожилым людям пенсий хватает только-только на квартплату, а зарплата работающих сокращается непрерывно и повсеместно. Русский человек умеет жить надеждой, ему даже где-то нравится жить надеждой. Но сейчас надежда пропадает, люди все чаще говорят, что надеяться не на что. У многих наступает состояние безысходности, тихой злобы и ненависти. При общении люди нередко высказывают мысль о том, что ждать нечего. Что веры нет никому — ни чиновникам, ни депутатам, ни олигархам. Ну, разве что за исключением Шойгу да Лаврова. И единственная надежда — на Путина.Падение совокупного спроса на фоне дороговизны кредитных ресурсов — это взрывчатая смесь. Существует миф о том, что Китай обеспечил основной прирост ВВП за счет продажи своих товаров за рубеж. В начальный период роста так и было. Но сегодня две трети гигантского ВВП Китая — это поставленные на внутренний рынок товары народного потребления, услуги, мощнейшее инфраструктурное строительство, увеличение оборотов торговли и капитала (подчеркиваю: на внутреннем рынке!).Сейчас нам нужно идти в точности этим путем. Для увеличения совокупного спроса необходимо для начала исполнить Ваши майские указы 2012 года и, конечно же, пойти дальше. За счет той же эмиссии ежемесячно или, в крайнем случае, ежеквартально увеличивать зарплаты самым низкооплачиваемым категориям работников всех сфер госслужбы и госпроизводства. Сегодня оплату труда в этом секторе систематически продолжают снижать. Также в кратчайший период необходимо увеличить все пенсии не менее чем на 100%. Это и есть прямые каналы целевого наполнения экономики денежными ресурсами. Люди изголодались по деньгам в прямом и переносном смысле. А через систему потребления эти деньги, пополнив бюджеты всех уровней, вновь поступят в систему производства. Не стоит беспокоиться о пенсионных фондах, они будут наполняться одновременно с ростом зарплат.Производство в России (можно сказать, не благодаря, а вопреки) возродилось почти во всех отраслях. Но сегодня производственные мощности в стране загружены на 40-50%, и произошло это из-за резкого падения спроса. Отслеживая степень загрузки производства, можно будет легко почувствовать, когда станет необходимо приостанавливать рост зарплат и пенсий.ТРЕТЬЯ задача, которую так же важно решить. Она заключается в том, чтобы за счет денежной эмиссии наполнить средствами бюджеты всех уровней. По данным Счетной палаты, совокупный госдолг регионов по итогам 2016 года составил 2,35 триллиона рублей. Это и бюджетные кредиты, и банковские кредиты и облигации, и госгарантии. Приблизительно у трети субъектов РФ госдолг к собственным доходам превысил 80%. На фоне целенаправленного урезания бюджетов рыночные заимствования регионов продолжают расти. По прогнозам аналитических агентств, к 2019 году ожидается удвоение задолженности регионов перед бюджетом. Безусловно, многие регионы имеют качественно сбалансированные макропоказатели и ведут взвешенную бюджетную политику. Однако страна в целом не развивается из-за отсутствия средств. Деньги есть в Москве, ну еще в Петербурге. Но чем дальше от Москвы — тем меньше денег. Если губернские центры ещё как-то держатся, то глубинка России напрочь убита в полном смысле этого слова. Исполнять свои обязательства главам сельских поселений совершенно не на что. В переводе на русский язык: денег нет ни на что. Ни на ремонт и содержание дорог, ни на реконструкцию сетей, ни на приведение в порядок клубов, школ, больниц — вообще ни на что. И это в самой богатой стране мира. Это походит на… чтоб лишнего не сказать. Это ни на что не походит.Необходимы срочные кардинальные, если хотите, революционные изменения межбюджетных отношений. Пусть в Москве денег останется столько же. Но областные бюджеты за счёт эмиссионных денег должны пополниться на 30-50%, чтобы губернаторы вместо изыскания средств занялись обустройством губерний. А вот местные бюджеты необходимо увеличить на 200-300% и более. Сложившийся финансовый перекос провоцирует миграционные потоки от периферии к центру — никому, безусловно, ненужные. Когда в глубинке появятся финансы, тогда на малых предприятиях будут возрождаться рабочие места, трудоспособная часть населения не будет вынуждена, покидая родные края, ехать куда-то за куском хлеба. Как следствие, рост ВВП и налогооблагаемой базы.И еще ряд шагов, которые, по-моему, необходимо сделать, не затягивая.1. Используя эмиссионные деньги, провести замещение всех внешних займов крупных компаний и госкорпораций кредитами российских госбанков — на тех же условиях и в полном объеме. Эта тема из экономической давно переросла в разряд государственной безопасности.2. Привести в порядок оптовый энергорынок, ликвидировав злокачественное новообразование в виде системы гарантирующих поставщиков. Страна получила эту систему в результате известной реформы — не иначе как американский «подарок» через тех же псевдолибералов. Необходимо передать функции реализации электроэнергии сетевикам, восстановив в этой сфере жесткую госмонополию. Частные инвестиции в генерацию, напротив, всячески поощрять, обеспечив прием в энергосистему любых, даже незначительных, объемов электроэнергии. Так же за счет дотаций снизить стоимость энергии хотя бы для промышленных потребителей, чтобы она стала заметно ниже среднемировой. Это поможет в обеспечении конкурентоспособности российской продукции и станет реальным мотивирующим фактором притока внешних инвестиций в сферу производства.3. Выйти из состава ВТО. Пусть те, кто отвечает за этот вопрос, сделают качественный анализ всех «за» и «против», но только без эмоций, исключительно на основе цифр. Думаю, все сомнения развеются.4. Ввести прогрессивную шкалу налогообложения — не до 70%, конечно, а до 30-35% как максимум. Решение этого вопроса давно и цинично блокируется в Госдуме.5. Обеспечить контроль над трансграничным движением капитала и валютными операциями. Для прекращения спекуляций ввести НДС на все валютно-обменные операции, засчитывая его потом при импорте товаров и услуг.6. Серьезно пересмотреть план приватизации федерального имущества на 2017-2019 годы, в котором намечена распродажа 2000 госпредприятий. Дефицит денег в бюджете создан искусственно для того, чтобы второй волной приватизации завершить захват того, что осталось ценного в государственной собственности. Только тогда были залоговые аукционы, а теперь — валютные спекуляции. Газпром — в собственности государства осталось только 38,4% акций. Сбербанк — крупнейший, сопоставимый с сырьевыми отраслями прибыльный актив государства, но только половиной плюс одной его акцией владеет Центробанк. А ведь вкладчики доверяют банку именно как государственному! Между тем, о нем тоже есть упоминание в плане приватизации.Завершая тему эмиссии, хочется напомнить, что Вашингтон запрещает ее проводить только туземным правительствам. ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии проводят безудержную денежную эмиссию, объем которой с начала глобального кризиса вырос почти втрое. Это и позволяет их странам легче переживать кризис и даже наращивать ВВП. И ссылка на то, что у них дефляция, а у нас инфляция, это не более чем игра словами, при полном нежелании вникать в суть вещей.ХОРОШО понимаю, что кадровые вопросы, мягко говоря, не мое дело. Но, уважаемый Владимир Владимирович, это очевидно: команду управления российской экономикой нужно существенно обновлять. Главное — найти себе силы не разделять людей на своих и чужих. Просто собрать профессионалов, а они есть: Сергей Юрьевич Глазьев, Оксана Генриховна Дмитриева, Виктор Владимирович Геращенко (правда, он дружит с сомнительными лицами. Но займется делом — и блажь, без сомнения, пройдет). Есть и много других настоящих профессионалов, которые обязаны вписаться в Вашу команду.Уважаемый Владимир Владимирович! Вы политический деятель, имя которого, в отличие от большинства Ваших соратников, будет вписано в историю Великой России. Это данность, которую уже не изменить. А вот в какой ряд она Вас поставит — вместе с Керенским и Горбачевым или рядом с князем Владимиром и Петром I — зависит только от Вас. Здесь и сейчас. Удачи Вам!***фото: