Категории Новости

Дорогой наш человек

Избранные места из частной жизни профессора ЧерноваАлександру Викторовичу Чернову, профессору Волгодонского инженерно-технического института НИЯУ МИФИ, 10 апреля исполнится 70 лет. Более 40 из них он посвятил институту. Большинство руководителей и специалистов машиностроения и атомщиков путевку в жизнь и профессию получили именно из его рук. И это касается не только высшего образования и профессиональных знаний, но и в целом всей жизни.ОТ АВТОРАДавно и много пишу о людях, но в случае с профессором Черновым столкнулась с дилеммой: рассказывать о нем нелегко — его лучше слушать. Трудно превзойти в образности мысли человека, который сорок лет за кафедрой учит уму-разуму студентов и аспирантов, который написал не одну научную монографию. Невозможно охватить все события его напряженной, наполненной, удивительной жизни в одном небольшом очерке — можно выбрать только самое ценное.Чернов — человек необычный. В нем чувствуются и крестьянская основательность, и интеллигентное достоинство. Он — кладезь знаний и необычайно разносторонний человек. Причем свой умственный багаж пополняет до сих пор. По словам одного из его коллег, если другие преподаватели, сев на профессорскую должность, как правило, ведут только свой предмет, Чернов постоянно осваивает что-то новое.КОРНИДетство Александра Викторовича прошло неподалеку — в хуторе Нижний Чир Волгоградской области. Хотя его дед был известным московским часовщиком, жил и умер в столице. Отец тоже родился в Москве, но вскоре из нее уехал и всю жизнь проработал на селе — преподавал в профессионально-техническом училище, а мама в этом же училище работала библиотекарем. Так что дух русской интеллигенции в парне был заложен изначально.Окончив школу, Александр поступил в МВТУ им. Баумана. Институт и в те времена был одним из лучших, и сейчас «баумановка» не утратила свой престиж. Туда по-прежнему стремятся-молодые люди за лучшим техническим образованием. Страна получила из этого вуза немало талантливых специалистов и ученых. Таким же оттуда вышел и Чернов.СУДЬБОНОСНОЕ РЕШЕНИЕ №1 — АТОММАШПосле окончания института Александр Викторович, как и полагается, поехал работать по распределению, в Подмосковье. Отработав три года, вернулся в институт и поступил в аспирантуру. Отучился, защитил кандидатскую диссертацию и через три года опять поехал работать туда, куда нужно было стране. Молодому специалисту и начинающему ученому предложили на выбор Ижорский завод в Санкт-Петербурге или Атоммаш в Волгодонске.Он выбрал Волгодонск, поскольку сам был родом из этих мест: Нижний Чир находится всего в 160 километрах от Волгодонска. Да и в молодой город атомного машиностроения тогда стекались не только строители, но и лучшие молодые профессиональные кадры.- Не жалеете о своем выборе? Санкт-Петербург-то к столице был поближе.- Абсолютно. Во-первых, Родина моя была здесь, а, во-вторых, сюда съезжались молодые люди со всего Советского Союза. Работать было необычайно интересно, открывалось столько перспектив!По профессии я инженер по сварке и к тому времени был уже кандидатом технических наук. Поэтому на Атоммаше, где я начал работать, мне предложили организовать в Волгодонском филиале НПИ, который был в нашем городе, кафедру, чтобы готовить специалистов-сварщиков. И я согласился.-Ас чего начали?- Мы организовали кафедру гибких автоматизированных систем сварочного производства. Я пригласил в институт своих друзей из Москвы, которые закончили аспирантуру в МВТУ им. Баумана. Сюда приехали Валерий Леонидович Ковтун (он и сейчас здесь), Борис Леонидович Боженко, Юрий Данилович Елизаров. Потом приехал Валерий Вольфович Кривин. Так что удалось сколотить очень сильную кафедру.Из технологических процессов сварочный — самый сложный, потому что там проходит одновременно много процессов: и электрические, и металлургические, и тепловые. Сварочные процессы уникальны тем, что в промышленных условиях у оператора-сварщика в руках — сгусток энергии в 7000 градусов. Таких температур в технологии больше нигде нет, и ими надо учиться управлять.СМЫСЛ ПРЕПОДАВАНИЯ- Говорят, вы любите студентов. Да и они вас. В вашем облике есть что-то мягкое и располагающее.- Любить или не любить — не в этом смысл преподавания. Надо четко понимать, что образовательный процесс — это не услуга. Образовательный процесс — это формирование интеллекта человека, это за деньги не купишь. Нужно видеть в молодом человеке прежде всего личность, которая пришла учиться. А учеба — это очень сложная работа. Студенту нужно за сравнительно небольшой период усвоить то, что накоплено десятилетиями, столетиями наконец, и поэтому если он действительно учится честно и энергично, то толк будет.- И у преподавателя не будет претензий?- Да не в претензиях дело, они всегда сопутствуют каким-то моментам. Студента нужно заинтересовать, убедить, что он способен в будущем делать все своими руками и мозгами. Инженер — профессия умственная. Человек, владеющий ею, зарабатывает себе на жизнь интеллектом, а для этого у него должна быть уверенность в себе, а в голове — сформироваться модель всех процессов, которые он изучает. Он должен уметь читать книги, переваривать большое количество информации, и в конечном итоге на плечи студента в будущем ляжет ответственность за его работу.- Фильтр высшей школы все же существует?- Несомненно. В вуз идут люди, которые, как правило, хотят учиться и каким-то образом совершенствоваться. Здесь идет интенсивный процесс учебы, и те ребята, которым это не интересно, делают вывод и уходят.Потом студенты все-таки именно здесь находят своих друзей, свой коллектив- они за это держатся, тянутся. Жизнь в вузе в лучшую сторону отличается от невузовской. Так что любить или не любить студента — не вопрос.СУДЬБОНОСНОЕ РЕШЕНИЕ №2 — МИФИ- Все шло по накатанному, но наступили непростые времена. Это ведь случилось тогда, когда вы были директором института. Вы решили выйти из НПИ?- Да какие времена… Были не времена, а поиски каких-то путей развития. Тогда в стране начали копировать западные системы образования, что, скорее всего, делать не следовало. Надо бережно относиться к собственному опыту — а мы начали внедрять двухступенчатую систему образования. Возможно, тогда это и имело смысл: мы интегрировались в европейское образование, и система должна была быть идентичной. А сейчас, когда мы идем своим путем, какой же смысл загружать себя проблемами, которые несет в себе двухступенчатое образование. Сейчас мы идем по пути совершенствования.- ВИТИ — самостоятельный институт?- Мы одновременно являемся и филиалом, и самостоятельным институтом. Структура МИФИ так распределена, что во всех регионах, где вырабатывается атомная энергия, имеются филиалы МИФИ. Это логично и естественно. И это не «точки», где оказываются образовательные услуги, — это центры подготовки кадров для целой отрасли, атомной отрасли. В Москве подготовить специалиста для атомной промышленности проблематично, поскольку там нет атомных станций, а те ядерные установки, которые имеются, предназначены для других целей, носят, так сказать, светский характер. Задачи, которые стоят перед нами, четко координируются головным институтом, а здесь, на местах, уже при предприятиях готовятся специалисты, которые необходимы отрасли. У нас практически все будущие специалисты уже «прописаны»: им известно, где они будут работать, когда закончат институт.ИДЕЯ ФИКС- Александр Викторович, и все же, как родилась эта идея — стать под знамена МИФИ?- Родилась из тех проблем, которые на тот момент мы испытывали. А руководство АЭС в лице директора А. В. Паламарчука предложило нам готовить специалистов для атомной станции. У нас уже был опыт по подготовке специалистов для Атоммаша, и я при встрече дал свое согласие. Но при этом заявил, что для этого должны быть предоставлены квартиры для специалистов, которые будут преподавать атомную энергетику. Кроме того, потребуются средства на оборудование, а также придется помогать нам, чтобы поддерживать жизненный институтский цикл. Паламарчук сказал, что все завязано на Москве, на МИФИ, и подготовкой специалистов-атомщиков занимается консорциум вузов, куда средства вносят централизованно.Я пошел к выдающемуся человеку — Шукшунову Валентину Ефимовичу (тогда — президенту НПИ). Он был государственный человек, бывший замминистра, поэтому меня понял и решил нам помочь. Конечно, наш уход из НПИ для него был большой потерей, но я пригрозил своим решением уйти в отставку, если наш проект не будет рассмотрен, и лед тронулся.Но тут возникла другая проблема: кто возглавит наш институт? На организационном этапе нужен был не только умный, но и очень энергичный человек. Наиболее подготовленной для руководства институтом мы посчитали Валентину Анатольевну Руденко. Она была прекрасным преподавателем, заведующей кафедрой, у нее был большой опыт организаторской работы заместителем главы Цимлянского района. Я рекомендовал ее ректору МИФИ Михаилу Николаевичу Стриханову.Мы собрали расширенное заседание ученого Совета — и коллектив единогласно проголосовал за переход в МИФИ. А потом, когда новое руководство НПИ увидело воочию, как у нас продвигаются дела, нам начали вставлять палки в колеса — решили разделить наш институт. Это был тяжелый разрыв. Но наш выбор оказался правильным — мы начали готовить атомщиков.НАТАША, АННА + АЛЕКСЕЙ 1-Й И АЛЕКСЕЙ 2-ЙСколько бы мы ни говорили о работе, хочется узнать и о семье нашего уважаемого героя, о его увлечениях. Александр Викторович женился в 1975 году. Его жена Алла Николаевна работала в институте вместе с мужем. У них две дочери — близняшки Анна и Наташа. Девчонки закончили 11-ю школу и поступили в наш институт — пошли по стопам отца. Вышли замуж. Так что у Чернова теперь два зятя, и оба — Алексеи: Алексей первый и Алексей второй. Кстати, они тоже похожи — не так, конечно, как их жены, но тем не менее. Наташа работает в институте вместе с отцом, защитила кандидатскую диссертацию. Анна живет в Москве, преподает в школе.У Александра Викторовича трое Jнуков. Особая гордость — за старшего, Мишу. С самого раннего детства он занимается робототехникой и уже добился завидных результатов — мальчика второй раз в качестве награды за победы в конкурсах послали в «Артек».Супруги Черновы вместе уже более 40 лет. .- Сколько лет мучаюсь, — шутит Александр Викторович.- Или она с Вами?- Да, я у нее «бездельник» со всеми вытекающими последствиями.- Может, ей не дают покоя Ваши увлечения? Их ведь немало: охота, рыбалка, фотоаппарат… А на семью времени остается мало?ЛЕВ ТОЛСТОЙ КАК ЭПИЗОД БИОГРАФИИ- Откуда столько пристрастий?- Охотой и рыбалкой увлекались отец и дед. Дед рассказывал, что ему даже довелось поохотиться с Львом Толстым.- Так какой же самый большой улов случился в вашей жизни?- Да что там, вы же знаете, что рыбак соврет — недорого возьмет.- А охота? Много трофеев достали?- Да какие трофеи… Так, походить с ружьишком, помять траву. Хотя в этом году много зайцев было. В нынешнем сезоне (это не очень хороший результат) я добыл 16 зайцев. Но не значит, что они мне все достались. Идет охота, и мы можем взять только по одному зайцу.- Ради своих увлечений вы бросаете, конечно, все?- И это безоговорочно.Знаю и видела, что не менее метко «стреляет» его фоторужье. Профессор — постоянный участник и городских выставок, и институтских. Вот и сейчас к его юбилею готовится очередной вернисаж. У А.В. Чернова много снимков о донской природе. Снимков проникновенных, удивительных, берущих за душу. Сразу чувствуется — их делал мастер.- Он ни разу за всю жизнь не был на Черном море, — рассказывает его коллега и товарищ Анатолий Григорьевич Федотов. — «А что я там не видел, — говорит. — Вот у нас здесь есть на что посмотреть».Есть у профессора еще один конек — в чувстве юмора ему не откажешь. Он любит и всегда готов пошутить. Его дочь Наталья Александровна вспоминает, что однажды — наверное, это были те самые нелегкие времена — е школьный портфель он положил е; детский пистолет.КТО ВЫ, ПРОФЕССОР ЧЕРНОВ?!Коллеги отзываются о нем только с теплом. Он не только преподаватель высокого класса, но и добрый бесконфликтный человек. Валентина Анатольевна Руденко, нынешний директор института, 17 лет проработала вместе с А.В. Черновым. Десять из них — под его руководством, а теперь сама руководитель института.- Я до сих пор чувствую себя его ученицей, — говорит Валентина Руденко. — В любой сложный момент за советом — к нему. У него есть то л особенный дар предвидения, то ли он так умеет просчитать наперед все ходы — точно и правильно.Так какой он человек — профессор Чернов? Однозначного ответа не дать. Перечислить через запятую его высокие человеческие качества — слишком бледно. Одно скажу: с него надо брать пример, он сделал свою жизнь так, как полагается делать нам всем. Он — дорогой наш человек.Александр Викторович! С юбилеем Вас! Счастья Вам i здоровья, долгих лет жизни! И чтобы ум Ваш был светлым, глаз — зорким и метким, друзья — преданными, а надежная семья всегда рядом.УЧЕТНАЯ КАРТОЧКАА.В. Чернов — автор трех монографий, более сотни методических разработок и более 200 научных трудов. Под его руководством были защищены 12 кандидатских и две докторские диссертации.А.В. Чернов награжден золотой и серебряной медалями концерна Росэнергоатом «За заслуги в повышении безопасности атомных электростанций». Имеет многочисленные почетные грамоты Министерства образования и науки РФ и ректора НИЯУ МИФИ М.Н. Стриханова.***фото: