Категории Наши люди

И плывут ко мне из детства пароходы…

О наивном искусстве и дочерней любви

В чем выражается любовь уже взрослых детей к своим родителям? В безусловном доверии, уважении — всегда, в заботе и поддержке — в старости — и в светлой памяти, хранимой и после их ухода из жизни. Свою память о глубоко любимом и чтимом отце Нина Михайловна Воскобойникова воплотила в книге «Дон судоходный». Презентация ее состоялась в Волгодонском художественном музее совсем недавно, жарким июньским вечером. От выставленных в экспозиции картин веяло речной прохладой, величавые белые пароходы и стремительные «ракеты», бороздящие светлые воды Дона, так и манили присутствовавших отправиться в путь, открывая для себя непознанные еще красоты родного края.

Именно такие — добрые, светлые, относимые в живописи к жанру «наивное искусство» — картины и писал отец Нины Михайловны Михаил Семенович Мухин. На его счету более семидесяти работ. Многие из них подарены любителям донской природы, в том числе и живущим за рубежом. Несколько картин хранятся в Ростовском областном краеведческом музее, но большая часть Михаилом Семеновичем отдана в дар Волгодонскому художественному музею.

У многих художников были и есть свои музы, вдохновляющие полет их творческой фантазии. Для Михаила Мухина такой музой стали Дон и пароходы. Он был не просто художником. Мухин серьезно увлекался историей пароходства на Дону. И сам стал частью этой истории.

Казалось бы, женщине, далекой от техники, со специальностью дирижер хора будет непросто писать о судоходстве. Но, по словам Нины Воскобойниковой, дневники и заметки отца были столь подробными и понятными, что трудностей не возникало. «Словно он незримо поддерживал и помогал мне», — делилась впечатлениями дочь художника. И вот в результате этой работы появилась книга «Дон судоходный» о становлении речного флота на Дону с Петровских времен, с 1696 года, по XXI век, от деревянной ладьи до современных пароходов.

Все гости презентации, а их в тот день в музее было немало, восхищались дочерней преданностью Нины Михайловны, любовью к своему отцу и, конечно же, его талантом художника, историка и поэта. А для дочери главное было вспомнить и как можно больше рассказать об отце. В этом ей активно помогали ведущая и организатор презентации, председатель правления литобъединения «Лира» Надежда Eлизарьева и многие «лировцы».

«Я чего-то и не вспомню через годы, через годы.

А вот это прикипело и зовет издалека,

И плывут ко мне из детства пароходы, пароходы,

Пароходы белоснежные плывут как облака».

Слова этой песни как нельзя больше подходят к истории жизни Михаила Мухина. Она была связана с рекой.

***

Родился Миша в 1923 году в станице Цимлянской, в семье потомственного донского казака Семена Мухина. Позже, когда мальчику было четыре года, родители переехали в хутор Задоно-Камышевский. Дед Григорий был бакенщиком, а отец — диспетчером движения судов на Дону. С тех пор, как себя помнит, Миша был влюблен в пароходы. Заслышав гудок, со всех ног бежал к реке, чтобы полюбоваться на белоснежное чудо, с палубы которого доносились музыка, смех и удивительные запахи неведомых ресторанных блюд. Вот уж, действительно, «для мальчишки как привет от Магеллана». Впрочем, интерес «юнги» вызывали не только прогулочные суда, но и трудяги буксиры, и баржи, вся речная техника. Обладая хорошей зрительной памятью, он буквально впитывал в себя каждую деталь парохода и с фотографической точностью переносил ее на бумагу. Eму очень нравилось рисовать. Кстати, все проходящие мимо суда мальчик различал по «голосам» и мог определить название каждого еще до того, как тот появится в поле зрения. Миша не просто рисовал, он познавал конструкцию пароходов, за счет чего они держатся на плаву, откуда вода прибывает в камере шлюзовой летом. Он не играл в обычные детские игры, а строил, выпиливал катера, баржи, сооружал мини-шлюзы и шлюзовал свои «суда». Задавал массу вопросов отцу, капитанам судов. За пытливость ума соседи называли мальчишку Сорокодум.

С каждым годом рисунки Мухина становились все лучше, и многие прочили ему судьбу художника, но сам Миша мечтал стать капитаном. Практичный отец сказал, как отрезал:

«Судовым механиком будешь. Эта профессия и в старости пригодится. А ослушаешься, харчи (еду — прим. автора) возить тебе в училище не стану». «Механиком, так механиком, лишь бы скорее попасть на пароход», — думал Михаил, но с поступлением в Ростовское речное училище чуть не вышла промашка. Парню не хватало двух месяцев до 16 лет, и в приеме ему отказали. Отцовское «Значит, пойдешь свиней пасти у Клима Индюкова» подстегнуло к решительным действиям. Миша написал наркому водного транспорта письмо с просьбой разрешить принять его, сына потомственных речников, в училище, невзирая на возраст. И получил разрешение!

Учился хорошо, общался с интересными людьми, именно с этого периода стал интересоваться историей речного флота на Дону. Закончил речное училище летом 1941 года. Пассажирский пароход «Москва» стал местом его распределения. Война омрачила радость юного речника от близости исполнения мечты. В числе первых Мухин пришел в военкомат проситься на фронт. Но у Родины на него были другие планы. Долгие три года весь речной флот работал на нужды фронтов. «Москва», на которой ходил Мухин, перевозила целые госпитали с ранеными, оборудование, продовольствие. Обстрелы, бомбежки были обычным делом. За это время почти половина состава речной флотилии была уничтожена. Гибли товарищи, был ранен и Михаил.

— Отец не любил вспоминать годы войны и практически никогда о них не рассказывал, — признается Нина Михайловна. — Он был очень светлым и жизнерадостным человеком, и к этим страницам жизни старался возвращаться не часто. Но в книгу вошли его воспоминания о войне, о ежедневном подвиге донских речников.

С 1943 года Мухин и его товарищи занимались подъемом и восстановлением затонувших судов Доно-Кубанского пароходства. Один из поднятых в конце войны пароходов решено было отправить на ремонт в доки Перми, так как доки Сталинграда были перегружены. Так Михаил Семенович оказался в этом городе. Там он встретил свою любовь. «Мама работала в шахте «Октябренок», водила вагонетки. Она поднималась из шахты, а наверху ее уже ждал отец. Небольшого роста, в резиновых сапогах — впечатление произвел не сразу, — смеется Нина Михайловна. — Но когда выяснилось, что он умеет рисовать отличные афиши к кинокартинам, что окончил курсы гримеров и сам неплохо выступает в клубе, мама сдалась». Молодые люди поженились в 1947-м. Спустя два года родилась Нина, а в 1952-м, услышав о строительстве Волго-Донского гидроузла, семья перебралась в Волгодонск. Но ходить по реке на пароходах Михаилу больше не довелось. Жена не желала делить его любовь даже с пароходами. Мухин сначала работал приемщиком, а затем художником на лесокомбинате и во Дворце культуры «Юность». Спустя семь лет после переезда на свет появился сын Владимир. Он так же, как отец, любил рисовать и впоследствии стал учителем рисования и черчения, а во время службы в армии был подводником.

После выхода на пенсию Михаил Семенович занялся искусством. Причем ему, не имевшему никакого специального образования, удавалось так органично передавать единство красоты природы донского края и творения рук человеческих — пароходов, что вскоре он добился признания. В 1990 году Мухин принял участие в ростовском областном фестивале народного творчества. Eго работы были удостоены диплома первой степени. А несколько позже его произведения демонстрировались в передвижной выставке. На агитпароходе «Рассвет» с остановками в населенных пунктах тридцать его картин прошли от Ростова-на-Дону до Волгограда. Ну и, конечно же, — первая персональная выставка в Волгодонске! Участвовали картины Мухина и в экспозициях ростовского областного музея. Вскоре Михаил Семенович стал членом Союза художников. А в 2004 году его работа «Первые военные корабли Петра Великого в Черкасске-на-Дону перед штурмом Азовской крепости» вошла в каталог фестиваля наивного искусства «ФEСТНАИВ-2004». Последняя персональная выставка была приурочена к 90-летнему юбилею этого самобытного, поистине народного художника.

***

Почувствовать, что он состоялся как художник, Михаилу Семеновичу удалось еще при жизни. А увековечить его память как краеведа, историка судоходства на Дону помогла дочь уже после смерти отца в 2017 году. Нина Михайловна очень благодарна всем, кто помог ей в этом.

— Книга Нины Воскобойниковой станет отличным помощником для организации уроков со школьниками, которые регулярно проводит Волгодонский художественный музей, — заявила директор музея Татьяна Рыкова на презентации.

Она также сообщила о намерении коллектива музея участвовать в большой научной конференции, создать проект по ознакомлению всех музеев Дона с наследием нашего замечательного, светлого художника Михаила Семеновича Мухина. А это значит, что огонь любви к родному краю, некогда зародившийся в душе молодого речника, как сердце Данко, всегда будет светить людям и приносить им радость познания, узнавания родных мест и сопричастности к истории малой Родины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта