Категории Авторская колонкаНаши люди

Сын полка Клим Николаевич Неополькин

Этой статьей мы продолжаем нашу рубрику «Парад победителей».

Сразу вспоминается повесть Валентина Катаева о Ване Солнцеве — мальчике, оставшемся без родителей и подобранном нашими бойцами. Артиллерийская часть стала ему родным домом, и детство его поистине было военным. Сколько их было, воспитанников полков и юнг, как складывалась их судьба?

Один из таких примеров военного детства — Клим Николаевич Неополькин. В начале войны был он совсем мальчишкой, семья жила в Смоленске. Огненный смерч ворвался на их землю летом 1941-го, сметая все живое. С неба сыпались бомбы, вокруг все горело. Наши войска отступали. Бойцы санбата пятого механизированного корпуса подобрали осиротевшего мальчишку с осколочным ранением головы, выходили, но передать его было просто некому. Так и оставили пацаненка у себя. Поставили на довольствие, выдали обмундирование, дали имя Клим и фамилию Неополькин.

И начались у Клима армейские будни. Словно отец был для мальчика старшина Eвгений Алексеевич Кмарин. Они почти не расставались и на передовую вместе ходили: доставляли в окопы боекомплекты, провиант, письма, а назад — с ранеными и контужеными. Приходилось часто все это проделывать под обстрелом или бомбардировкой. Носить раненых бойцов Клим Неополькин не мог в силу своего возраста, а вот вести тех, кто мог передвигаться, приходилось часто. Тяжело было сопровождать солдата с почти полностью забинтованной головой, которому из-за потери зрения больше никогда не увидеть краски окружающего мира. Столько человеческих драм прошло перед Климом за эти военные годы. До сих пор вспоминает стоны и крики раненых.

Корпус прошел много испытаний: отступал с боями к Москве, потом был Сталинград, а вскоре двинули на запад — освобождали Украину, Чехословакию. В начале 1944 года под Корсунь-Шевченковским на основе их корпуса создали шестую танковую армию. Закончил Клим Великую Отечественную войну в шестидесяти километрах от Праги.

Было, кстати, вначале в части двое воспитанников, но потом у товарища Клима нашлись родители. Сколько было у всех тогда радости!

У многих старших боевых товарищей где-то далеко остались дети, поэтому тепло своей души они, как могли, передавали Климу. Был среди военных медиков профессор по фамилии Ходаневич. Возраст был у него явно не подходивший под призыв, но старый русский интеллигент пришел в военкомат и настоял на том, чтобы его взяли в действующую армию. Это был очень культурный и добрый человек, мальчика он стал обучать грамоте и, можно сказать, заменил ему школу. Жалко, что умер он почти сразу после войны.

Но после майских салютов мирная жизнь для Клима не наступила. Их танковую армию перебросили в Забайкалье, а потом началась наступательная операция по разгрому японской группировки. Пришлось в неимоверно сложных условиях, по раскаленному песку и под палящим солнцем, делать переход по пустыне Гоби, а потом переваливать через горный хребет Хингана. Запомнилось, как из-за жары люди теряли сознание, а совсем молодые солдаты призыва 1927 года выбивались из сил, садились и по-мальчишески плакали — хотелось пить, а в выданных двух флягах уже не было воды. Клим Неополькин, как мог, старался подбодрить их. У танкистов было воды побольше — в каждой боевой машине находились фляги на 38 литров. Бегал от одного обессилившего бойца к другому, подносил воду. Сколько было благодарности в их глазах! На слова у них просто не было сил. После победы над Японией — служба в Забайкальском военном округе, а в 1947-м году демобилизовали как несовершеннолетнего. Немного проработал Клим Неополькин в совхозе в Омской области, а потом подался на великую стройку коммунизма — Волго-Дон. Гордое звание первостроителя Волгодонска он носит с честью. Работал электриком, а в 1950-м снова пошел в армию на три года, уже со своим призывом. Отслужил как надо и вернулся на Волго-Дон. Строил ВОЭЗ, трудился в совхозе, в ЖКО химзавода, семнадцать лет проработал на элеваторе и ушел оттуда на пенсию. Вырастил двоих сыновей и дочь.

Прикипел Неополькин душой к своим товарищам. Всегда ездил с ними на встречи, постоянно навещал старшину Кмарина. Но вот в 1979-м приехал к нему уже не в гости, а проститься в последний раз. Отдельно хранит Клим Николаевич поздравления от однополчан, от Совета ветеранов танковой армии. Раньше встречи боевых товарищей были частыми. Но стареют ветераны. Последний раз встречались в 1995-м в Днепропетровске. А последняя поздравительная открытка от Совета ветеранов соединения пришла почти десять лет назад… И сын полка уже в возрасте, что говорить о его боевых побратимах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта