Категории Актуальные вопросыГлавная темаЗОЖНовости

Сердечный фронт. Сосудистый центр Волгодонска, ни на день не прекращавший оказание экстренной помощи, возобновил плановые операции

«Больной — возрастной, 82 года. Привезли по «скорой помощи» в 19 часов. Диагноз – острый инфаркт миокарда с подъемом сегмента ST. На снимке видна крупная огибающая артерия, полностью закрытая тромбом. Очевидно, что речь идёт об обширном участке поражения сердца», — рассказывает подробности состояния своего пациента хирург Евгений Фоменко. Спасать таких кардиобольных – это его работа и призвание.

«Передовая» восточного фронта

Мы находимся в отделении рентген-хирургических методов диагностики и лечения (РХМДиЛ) регионального Сосудистого центра Горбольницы №1 Волгодонска. Недавно тут возобновили проведение плановых операций – коронарографических исследований и стентирования.

Ближайший город, где могут делать операции подобного рода — Ростов-на-Дону, готовится к открытию отделение в Сальске. Но пока что жители едут сюда, в Волгодонск. Здесь проходит передовая «сердечных» дел всего востока области.

Командует «фронтом» сейчас 37-летний завотделеним Евгений Петрович Фоменко. Этот – наш земляк, уроженец пос. Орловского, Орловского района.

Он — выпускник Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии. К шести годам учёбы в вузе добавьте еще два года последипломного образования в другой медакадемии. Затем – почти 11 лет работы в Ростовском областном сосудистом центре.

«Предложили перевод в Волгодонский центр — пришёл с большим удовольствием. Знал уже коллектив, так как периодически приезжал сюда. Изначально нашли общий язык», — вспоминает Евгений Петрович.

Принципиальное отличие нашего центра от других больниц — то, что здесь есть ангиографическая установка. Ангиограф, как говорят в народе — аппарат, который позволяет выполнять сложные высокотехнологичные операции на сосудах сердца.

«Специализация называется — рентгенхирургические методы диагностики и лечения. Ещё названия  – рентгенхирургия, интервенционная радиология и кардиология. Названий много, а суть в том, что операция является хорошей альтернативой большой открытой операции на сердце — аортокоронарного шунтирования. Мы делаем то же самое, только через незначительный прокол. Обычно – на лучевой артерии руки, возле большого пальца. Имеем большой объём вмешательства по восстановлению кровотока без разрезов. Причём, под местной анестезией – пациенты при этом (сейчас сможете наблюдать) будут во время операции со мной общаться», — рассказывает доктор.

Операция по установке стентов — суперсовременная и очень щадящая. Пациенты после неё могут быть выписаны чуть ли не на следующий день. Иногда находятся под наблюдением три-четыре дня.

Добавим, что своего коечного фонда в рентгенхирургии нет, после операции больные лежат в кардиологии (туда мы ещё заглянем). Но, хирурги берут их под свой патронаж — наблюдают, консультируют о дальнейших шагах по лечению и диспансеризации.

По словам Фоменко, длительность операций разная. Зависит от состояния пациента, его артерий, анатомических особенностей. В целом – от момента прокола артерии до завершения проходит от 10 минут до двух часов. Всё очень индивидуально.

Для пациента рентгеннагрузка — не более чем при флюорографии, но для персонала — весьма ощутима, т.к. таких исследований в день бывает много. Максимальное количество операций за один день в практике самого Фоменко – семь. Поэтому он, как и каждый хирург, стоящий за ангиографом, надевает для защиты от рентгенизлучения защитную форму, которая весит больше, чем бронежилет — 20 килограммов. На войне как на войне.

Статистика спасения

На операционный стол Центра пациенты попадают по «скорой», после самостоятельных обращений в приёмное отделение больницы и по направлениям из поликлиник города и районов.

Всё чаще и чаще – с целью диагностики, когда доктора смежных специальностей просят выполнять исследования коронарных артерий. Это необходимо при больших открытых вмешательствах на брюшной полости, в гинекологии, других органов. Но в целом — все коронарографии делаются по строгим показаниям.

И вообще любая операция на сердце начинается с коронарографии – диагностики, которая позволяет оценить состояние коронарного русла артерий, питающих сердце, чтобы в дальнейшем определиться – нужно ли более серьезное вмешательство – аортокоронарное шунтирование либо стентирование коронарных артерий.

В условиях пандемии Сосудистый центр не закрывался ни на один день — продолжал оказывать скорую помощь. За 2020 год диагностическую коронографию здесь прошли 733 человека, из которых больше половины – жители Волгодонска. Проведена также 321 операция по установке стентов.

В 2021 году 1 апреля на операционный стол лёг уже 240-й пациент. Также с начала года было выполнено 135 операций.

Добавим, что в отделении рентген-хирургии хранится полный архив всех исследований с начала открытия Центра в 2017 году.

«Среди наших пациентов женщин и мужчин примерно поровну. Что касается возраста, то в моей практике были и люди в возрасте старше 90 лет, и 25-летний инфаркт», — отметил Евгений Петрович, ещё раз подтвердив, что болезнь никого не щадит.

На текущий год запланировано 514 операций – мощности отделения РХМДиЛ увеличились практически в два раза. Возможность спасать жизни растёт.

Командная работа

Операции – квотные, хотя любая современная высокотехничная медпомощь достаточно дорогостоящая. Стоимость только инструмента, который используется здесь в ходе работы на ангиографе, от 120 до 600 тысяч рублей. Всё оплачивается государством из федерального бюджета. Пациент не платит ничего, лечится по полису обязательного медицинского страхования. Но предусмотрены в Центре и платные услуги, за которыми граждане могут обратиться самостоятельно.

Как уже было сказано, не так давно все отделения Сосудистого центра возобновили плановую госпитализацию, которая осуществляется при наличии отрицательных тестов на ковид. Кстати, сдать этот анализ можно и в самом центре.

«Операции проводит бригада из четырёх человек: анестезиолог, анестезистка, медсестра и хирург. Они постоянно должны быть в связке, поскольку у нас — командная работа. И, конечно, залог успешного исхода любой операции зависит, в том числе, и от состояния здоровья этой команды», — говорит Евгений Петрович.

Кстати, Центр оснащён специальным оборудованием, которое исключает технические огрехи, форс-мажор и ЧП. Своя автономная электростанция поддержит работоспособность аппаратуры даже при отключении света и позволит безопасно, без последствий для пациента закончить начатую операцию. Конечно, не все так легко и просто. Сложности есть, и они подстерегают хирурга, там, где обычно их никто не ждёт.

«Сложные случаи бывают. Они — как вызов для хирурга в плане мануальных навыков. Я за 10 лет многое что видел в Областной больнице, готов к различным ситуациям. Но наш профессионализм сильно зависит от количества прооперированных пациентов, притом, что каждый из них индивидуален. Чем больше их в активе хирурга, тем легче и проще проходят последующие операции», — говорит Евгений Петрович.

Открыть «песочные часы»

Как же проходят операции? В ответ на этот вопрос Евгений Фоменко читает журналисту научно-популярную медицинскую мини-лекцию.

Оказывается, в наших сосудах образуются стабильные и нестабильные бляшки. Нестабильные надрываются, и организм включает программу защиты – закрывает место надрыва бляшки тромбом. Эволюционно организм человека устроен так, что если начинается процесс тромбообразования, то он будет продолжаться до тех пор, пока сосуд полностью не закроется тромбом. А тромб образуется за 3-7 минут!

«Обратите внимание, в правой коронарной артерии мы видим значимую атероскелотическую бляшку, которая суживает просвет сосуда. И так совпало, что эта артерия питает ту же зону, что и огибающая артерия. И обе они – в аварийном состоянии. Состояние больного критическое. Что делаем мы? Открываем! Используем специальный инструмент, диаметром меньше одного миллиметра. Это коронарный проводник, по которому в дальнейшем ходит весь остальной инструмент. Вводим его в сосуд. Видим, что бляшка и образовавшийся на ней тромб практически перекрывают просвет сосуда. Это можно сравнить с песочными часами. Резкое сужение диаметра до практически волоска», — рассказывает Евгений Петрович и водит ручкой по экрану компьютера. Мы смотрим запись одной из последних операций.

Каждая операция записывается на видео, которое остаётся в электронном архиве Кардиоцентра, а также на диск, который выдается на руки пациенту.

«Прокалываем тромб, вводим баллонный катетер, который как воздушный шарик, надуваясь изнутри физраствором, раздвигает ткани, увеличивает просвет. Затем в это место ставится «пружинка» под названием стент. Металлический инородный предмет. Расширяясь внутри сосуда, он фиксирует проход и восстанавливает первозданное состояние артерии. И зона, которая не питалась вообще, начинает получать кровоснабжение», — завершает объяснение Фоменко и показывает маленькие ажурные стенты.

Сам Фоменко в облбольнице занимался не только инфарктами, но и инсультами – ведь эндоваскулярная методика подходит не только для коронарных артерий. В будущем наш доктор мечтает о том, чтобы развить это направление и в Городской больнице №1.

Кстати, первые подобные операции по спасению сердечных больных начались за рубежом с баллонной ангиопластики. Потом пришло осознание, что нужна не только «прочистка», расширение, но и фиксация сосуда. Первое стентирование в мире проведено в Тулузе (Франция) в марте 1986 года, в России активно начало развиваться в начале 2000-х.

«Кардиология востока – молодцы!»

Но вот операция сделана – что дальше? А дальше больной поступает в отделении кардиологии Горбольницы №1.

Каждое утро в отделении кардиологии начинается с пятиминутки, доклада о состоянии больных, о том, как прошла ночь, далее — обход. В течение дня идёт осмотр прибывших по «скорой» и их госпитализация. Кто-то возвращается домой на амбулаторное лечение, кого-то ждут реанимация и оперативное вмешательство.

Вот что рассказал корреспонденту «ВП» пациент кардиологического отделения Василий Н. С ним мы встретились после занятий лечебной физкультурой, которое проходит под руководством инструктора ЛФК:

«Попал сюда по «скорой» с инфарктом. Представляете, впервые оказался в больнице в 40-лет. Тут мне хорошо помогли, своевременно. Прошёл обследование, операцию стентирования, медикаментозное лечение. Уже готовлюсь к выписке. Сделал вывод, что надо в любом возрасте обращать внимание на здоровье и не тратить нервы по пустякам».

То, что недуг не щадит никого, подтвердила и исполняющая обязанности заведующего отделением Зинаида Николаевна Козак:

«В основном наши пациенты – люди в возрасте примерно 55-65 лет. Но кардиобольной молодеет. За последние время трое 40-летних застентированы – им было 39, 40 и 42 года».

Добавим, что медперсонал отделения тоже молодой и есть вакансии. Но даже неполным составом, перераспределяя обязанности, здесь успешно лечат инфаркты, нестабильную стенокардию, нарушение ритма, другие острые и хронические процессы.

При необходимости, по клиническим показаниям, пациентов направляют в отделение РХМДиЛ. Нестабильные больные обязательно должны пройти коронарографию — для решения вопроса реваскуляризации миокарда и выяснения — нужно ли ставить стент или нет, для определения дальнейшей тактики лечения.

Раньше таких пациентов направляли в Ростов, а сейчас – в соседнее отделение.

«Это настоящий прорыв в волгодонской медицине. На этом фоне инфарктов стало меньше. Летальность снизилась. Трамболизис – введение препарата для рассасывания тромба, значительно меньше используем. Теперь у нас есть коронарография и возможность сразу ставить стенты. Они нас очень выручают и спасают жизни пациентов», — говорит завотделением.

Из-за ковида в отделении уменьшилось количество госпитализированных пациентов, в основном за счет сокращения плановой помощи. Но, тем не менее, за прошлый год, в кардиологии получили лечение 2187 человек.

Врач отделения Лилия Борисовна Овчинникова оказалась в кардиологии из-за ковида. Её основное место работы – госпиталь (отделение) для ветеранов войны, который сейчас закрыт.

«Миссия врача  – помогать людям, неважно где. В медицине я с 1992 года – с интернатуры. Сначала в приемном покое работала врачом, потом — в эндокринологии. Сейчас моя задача — лечить кардиологическую патологию, вовремя выявить её и назначить правильное лечение», — говорит она и добавляет: «Мы тоже болеем, к сожалению. Я лечусь в своем отделении – коллегам полностью доверяю».

Врачи признают, что за последнее время в их работе многое поменялось: структура больницы и отношение, оборудование и методы лечения. Но кардиоотделение и Сосудистый центр – остаются на переднем крае, на передовой.

«Последние совещания с директором Регионального сосудистого центра, главным кардиологом Ростовской области Алексеем Хрипуном это подтверждают, — говорит Зинаида Козак. — Он хвалит нас уже какой раз, говорит: «Кардиология востока – молодцы!»

Валентина Варцаба, фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта
Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.