Категории Главная темаДатаНаши людиНовости

22 июня 1941 года — день, который перевернул всю их жизнь, как и жизнь всех советских людей

22 июня 1941 года германские войска вторглись в СССР, в тот же день войну Советскому Союзу объявили Румыния и Италия. Как это было в воспоминаниях ветеранов:

Родичев Ю.П.

Вспоминая начало войны, вижу вереницы людей со скарбом, бегущих на восток. Бомбежки, бомбежки  И страшное бессилие – в небе только немецкие самолеты.

Наши ястребки появляются редко, но быстроходные «мессера» сшибают их, как орехи.

От Либавы до Старой руссы проскочили, слава богу, не угодив в пресловутые немецкие клещи-котлы. Ну, завшивили, так ведь отмылись, оголодали – так ведь накормил народ, когда в оборону встали. А тут и наши «ЛАГи» и «МИГи» подоспели и знаменитые «тридцатичетверки». Ну, а когда на Северо-Западном наши «Катюши» громыхнули, мы воспрянули духом и после никогда им не падали, веря в победу.

Думаю, что на войне и смерть и подвиг – случайны, почти, как в жизни, и потому войны не боюсь. Да и что ее бояться? Ведь под колесами автомашин ежегодно гибнет более 50 тысяч россиян.

___________________________________________________________________________________________

Рой В.М.

Всю войну в прошел в пехоте

19 летним парнем ушел в Красную Армию Федор Рой. А была это осень 1940 года. Закончил полковую школу и стал командиром отделения станкового пулемета «максим». Летом 1941 года их часть занималась боевой подготовкой в летних лагерях под Москвой.

22 июня  к вечеру их вернули в казармы. Одели во все новое, выдали оружие и боеприпасы, сухой паек на три дня. А уже, через несколько дней, Рой со своим отделением занял свое место в обороне стратегических объектов Подмосковья. Может кому то показаться, что тепленькое местечко досталось ему. Но это совсем не так. Война она везде война и солдат не выбирает место, где ему Родину защищать. Немало и на этом посту потерял он своих солдат и друзей.

________________________________________________________________________________________________

Волошин М.Ф.

На службу в армию Михаил шёл с дипломом самого престижного донского вуза — РИНХа — института народного хозяйства. Дубовский военкомат, в чьём ведении находился отчий хутор Волошиных Верхне-Жиров, выдал Михаилу направление в московскую школу КГБ. Но новобранец до Москвы не доехал, в Тамбове будущего служивого неожиданно сняли с поезда. Ничего не понял тогда Михаил. Оказалось, отец изменил судьбу сына. По мнению Федота Ивановича, нет для казака престижней дела, чем служить кавалеристом, быть при коне. Прадед, дед, отец и сам Федот Иванович были лихими кавалеристами, из века в век защищали Отечество и Дон от набегов варягов. Это он предпринял усилия, чтобы Михаила направили в Тамбовскую военную школу кавалеристов. Позже Федот Иванович пришлёт сыну письмо и попросит прощения за то, что спутал его карты: «Не мог я иначе. Ты ж у меня казачьих кровей и коней любишь!».

В 1940-м году выпускник Тамбовской военной школы стал кадровым офицером-кавалеристом. Михаила Волошина направили в четвёртую Донскую казачью кавалерийскую дивизию командиром сабельного взвода.

22 июня 1941 года, ровно в четыре утра, кавалерийский полк поднялся по тревоге. Германия без объявления войны напала на нашу Родину. Лёгкие на подъём конники мчались за своим командиром туда, где нужны были их отвага, ум, ловкость и осторожность.

Уничтожение вражеского десанта под Минском. Многодневные бои за Смоленск. Михаил не расстался со своим скакуном по кличке Лак даже тогда, когда кавалерийскую дивизию реорганизовали в моторизированную часть. Умный, быстрый, послушный движению руки боевой товарищ не раз спасал наездника от смертельной опасности…

Много лет минуло с тех пор, как победоносно, в поверженном Берлине завершилась самая страшная, самая кровопролитная война минувшего века. Но не тускнеет в памяти народной подвиг нашего народа, не уходят в забвение имена. Но время берет свое. Совсем немного осталось их, участников той войны. И поэтому так важно для будущих поколений каждое их слово.

________________________________________________________________________________________________

Чернозёмов В.Т.

 Мой собеседник, участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке Вениамин Тимофеевич Черноземов.

Родился он в Саратовской области, в селе Волоши. В семье было 4 брата, из них 3 прошли войну и живыми вернулись домой.

Самый старший – Аркадий был танкистом и войну закончил в Болгарии. Владимир был летчиком, и весть о победе встретил на Кольском полуострове.

Когда началась война, Вениамину не было и 16 лет. «В тот день, 21 июня – вспоминает Черноземов – мы шли с друзьями с речки. Вдруг, с открытого окна услышали звучащий из динамика тревожный голос. Запомнились только последние слова: « Враг будет разбит. Победа будет за нами». А когда прибежал домой, узнал, что началась война. Уже вечером по местному радио объявили призывные возраста и что им всем надо собраться у Дома Культуры».

Так вошла в его жизнь и в жизнь многих миллионов советских людей та война, принесшая так много горя и страданий на нашу землю. Но тогда этого еще не знали.  И многие ребята, которым было тогда 15-17 лет, совсем по иному восприняли весть о войне. Страха и надвигающейся беды они еще не чувствовали. Были уверены, что понадобиться совсем немного времени, чтобы разбить врага. Кто- то с сожалением, а кто –то и с облегчением подумал, что без нас успеют расправиться с фашистами. Но не успели, не справились без них, 15 – 16 летних подростков. Хватило и им по горло той самой войны. Тем более, что и в тылу им было ни сколько не легче. Многие из них и учились и работали – заменили у станков и на полях отцов и старших братьев…

_________________________________________________________________________________________________

Сержант Константин Алексеевич Арефьев участвовал в Берлинской операции, штурмовал рейхстаг.- Зрелище было адовое. Обломки рухнувших конструкций зданий и груды кирпича, камня, раздавленные пушки, грузовики, разбросанные фаустпатроны… город окутан дымом, желтой едкой пылью. На заборах, стенах надписи: «Берлин есть и останется немецким», «Германия полна решимости продолжать борьбу», «Не капитулировать» — вспоминает ветеран – тут же крупными русским буквами мелом выведено: «Я уже здесь». И фамилии, фамилии наших русских солдат.

Продолжался бой, трудный, кровавый. Фашисты отстаивали каждую пядь соей земли с яростью. И все-таки сопротивление их было сломлено. Не выдержали они натиска наших войск, и 2 мая с врагом было покончено. Над Берлином появились белые флаги – капитуляция. А над рейхстагом развивалось алое, словно утренняя заря, знамя Победы. У всего Мира на виду».

 Нелегкий боевой путь прошел Константин Алексеевич. В молодости, окончив вместе с супругой Александрой Алексеевной педагогическое училище, работал учителем- предметником. Когда началась война ,Арефьева направили в военно-морское медицинское училище в город Баку. А в ноябре грозного 1942 года, будучи курсантом, ушел он на фронт. Участвовал в боях на Северо-Кавказком фронте в составе 301 стрелковой дивизии пятой ударной Армии 337 отдельного истребительного противотанкового дивизиона. В составе этой дивизии Константин Алексеевич воевал на шести фронтах и закончил войну в Берлине. Не каждому было дано такое – увидеть смерть врага в его собственном логове.

__________________________________________________________________________________________________

__________________________________________________________________________________________________

Перелистывая семейный альбом, нахожу пожелтевшую от времени фотографию. На ней –выпускной 10 –ый класс. Их было 48. С войны вернулось всего несколько человек. Кованым сапогом прошлась она по их судьбам, как и по судьбам миллионов советских людей. Время выбрало их…

Зимой сорок первого при выполнении задания Клара Малафеева обморозила руки и ноги… Истребительный батальон, в составе которого она воевала, расформировали в Россоши. Больные и легкораненые бойцы в сопровождении медсестры пешим ходом были направлены в тыл.

 Голодные, промерзшие и измотанные, они шли почти два месяца, изредка останавливаясь в тех немногих селах, через которые уже прошли тысячи  отступавших солдат Красной армии и беженцев.              

Зашли в очередное село, расположившись на ночлег. Хозяйка  поставила сапоги Клары в печь сушиться. И вдруг – тревога. И опять брели они в  и грязь, и в мороз, так и не сумев отдохнуть и высушить одежду и обувь. И когда казалось, что сил уже совсем нет, увидели полевой стан. Уставшие и голодные, они повалились спать в будке механизаторов. Кларе, несмотря на страшную усталость уснуть не давали замерзшие, теряющие чувствительность ноги.

 Выбравшись наружу, она попыталась согреть их бегом, но каждый шаг давался с трудом – от слабости и боли она еле двигалась. Когда стало совсем невмоготу, разбудила солдат: « Вставайте, вставайте! Я слышала, как залаяла собака, значит  жилье близко». Ее хитрость удалась — солдаты выскочили на улицу и , определив направление, двинулись в путь. И надо же такому случиться вскоре действительно встретили мужчину на телеге и с собакой.

В хате сапоги оттаяли, а вот чулки Клара снимала уже вместе с отмороженной кожей…

  После госпиталя окончила курсы трактористов в одном из приволжских сел и пошла работать в колхоз — за двоих, троих ушедших на фронт  мужчин.

Малафеева К.В.

Летом 42-го в боях под Сталинградом гибнет ее отец Василий Иванович — питерский революционер, в гражданскую воевавший комиссаром в армии Фрунзе.  И Клара Малафеева идет добровольцем на фронт. Учеба в батальоне связи — и опять передовая, на этот раз — в составе 369-го отдельного батальона связи 63-го стрелкового корпуса. С ним прошагала Клара Васильевна до Победы. Украина, Крым, Белоруссия, Литва, Латвия …Сколько подруг потеряла!..

____________________________________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________________________________

Зуйченко Н.А.

В далеком уже, 1941 году Николай Александрович закончил среднюю школу, Только, только получил он аттестат, впереди была новая взрослая жизнь, учеба .

Но судьба распорядилась по иному. Все перечеркнула война,  как, впрочем и миллионам другим советским людям. Вернувшись домой, в Зимовники, после окончания школы в Котельниково,  его сразу вызывают в военкомат и дают направление в летное училище в Камышин. Но недолго пришлось Зуйченко изучать профессию военного летчика – истребителя. Фронт стремительно приближался, и уже через три месяца занятий первый курс расформировывают и курсантов отправляют в действующую армию. Кого куда. Все равно самолетов не было, а фронту нужны были солдаты. И вот уже через несколько дней несостоявшийся летчик уже сидел на лошади. Ибо его направили в качестве бойца – кавалериста  в 5 кавалерийский корпус.

Не стал, убеленный сединами ветеран рассказывать о том, как отступал вместе с Красной Армией, отдавая город за городом, деревню за станицей. Горько и тяжело было вспоминать это время. Смерть так и ходила по пятам. В одно время показалось, что все – отвоевался молодой солдат. Во время переправы через Дон, недалеко от станицы Багаевской под ним  в воде убило лошадь. Как живым добрался до берега он тогда, до сих пор понять не может. Казалось, вода кипела от разрывов и попаданий  в нее осколков и пуль. Вот так, теряя друзей и однополчан, он дошел до Сталинграда. Зуйченко не пришлось непосредственно сражаться за город – армия держала оборону правее Сталинграда. Но это совсем не значит, что здесь было легче. Пропусти они врага тут, и тогда уж точно Сталинград был бы обречен. Здесь Зуйченко стал минометчиком. А в январе 1943 в составе 51 армии принял участие в советском наступлении. Вскоре был освобожден город Котельниково, в котором он учился. Затем с боями прошел и по родной земле, освобождая ее от немецко-фашистских захватчиков. Потом была опять станица Багаевская, где Николай Александрович первый раз счастливо разминулся со смертью, Аксай, Ровеньки…

___________________________________________________________________________________________________

Ульяновский Ф.М.

    «Все они были заочно приговорены к смерти: миллионы людей, зарытые в противотанковых рвах, в оврагах и в балках, истребленные в лагерях смерти и гетто,  напоминают о той участи, которая должна была постичь каждого из них в случае победы гитлеровской Германии. Все это касается и их детей, которые родились и выросли после войны и с трудом представляют себе степень угрозы нависшей тогда над самой возможностью их появления на свет, угрозы небытия, отведенной от будущих поколений ценой огромных потерь и жертв. Мы не должны забывать об этом. Советский солдат честно и мужественно выполнил свой долг и заслужил вечную славу и память».

Узнал Федор Ульяновский о войне как раз в день своего 20-летия -24 июня. Он тогда работал в бригаде лесозаготовителей десятником. На стане не было ни радио, ни телефона. А в день рождения Федора отпустили в город…. Его одногодки уже давно служили в Красной Армии.  У Ульяновского была отсрочка по болезни. «Болел – говорит ветеран. Тогда малярия здесь сотнями и тысячами уносила людей в могилу. Нашу семью –продолжает он – в 1931 году репрессировали. Мать с тремя сыновьями выслала на Печору. Через некоторое время туда добровольно приехал и мой старший брат –Александр. А меня оставили в деревне на воспитании у директора колхоза. Но недолго я побывал у него в «сыновьях». Через несколько месяцев он перестал меня кормить и вышвырнул на улицу.  Пришлось в 10 лет как – то зарабатывать себе на жизнь. Через три года отца выпустили, но нас даже жить не пустили на прежнее место – жили, где придется. В 1937 году заболел малярией, а когда выписался – узнал, что отец в этот же день был похоронен. Вот поэтому меня и не взяли вовремя в армию» — вспоминает ветеран…

___________________________________________________________________________________________________

Смирнов Н.А.

Когда началась война, Николаю Александровичу Смирнову было неполных 16 лет. В тот день они с ребятами провели на рыбалке. А когда вернулись домой , а это была деревня Мотыкино, Костромской области, то отец Смирнова –Александр Пикифорович дал лошадь и послал их в магазин. Естественно, что в глухой деревушке еще никто не знал о начавшейся войне. И вот по дороге в магазин, а ехать было не менее 5 километров они и встретили нарочного из сельсовета, который уже вез и списки и повестки призывным возрастам. Вообщем, ничего и не изменилось в деревне, разве, что мужиков значительно поубавилось. А работы и раньше было не переделать – все работали от зари до зари. Правда, теперь крестьянствовали в поле в основном женщины, да совсем юные ребята и девчата. Все же Смирнов доучился в школе, а когда ему исполнилось 17 лет, то сразу забрали в Красную Армию. Был август 42 – шок от поражений первого года войны прошел. И уже не бросали в бой почти не обученных солдат. Николай Александрович вспоминает: «Муштровали нас и день и ночь. Научились совсем неплохо солдатской науке. Ведь предстояло воевать в матушке-пехоте. Здесь надо и стрелять хорошо и штыком орудовать умело». И вот 23 февраля 1943 года их подняли очень рано. Обмундировали, накормили хорошо и вперед …

Фото и тексты Александра Тихонова разных лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта
Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.