Категории Новости

Королева русских кровей

Английская королева ей и в подметки не годится. Да и сравнивать их, конечно, нельзя. Ксения Филипповна Паршукова — не продолжательница какого-то знатного рода, цари у нас давно перевелись. И, тем не менее, учитывая, какими богатствами владеет эта женщина, ее почтенный возраст, отношение к ней многочисленных родственников, их всеобщая любовь — все это натолкнуло на шальную мысль. Тем более что на одной из фотографий в окружении своих детей, внуков и правнуков, а их больше 20, и все они живут в Волгодонске, восседает она в центре и с короной на голове.К Ксении Филипповне я попала как раз в день ее рождения. Дата была солидной — 96 лет. При общении с людьми такого уважаемого возраста невольно складывается определенный стереотип, а тут… На пороге комнаты меня встретила красивая женщина в элегантном костюме, с прической и необыкновенно живыми и проникновенными глазами. И хотя я на много лет моложе ее, почувствовала себя какой-то неухоженной. Конечно, Ксения Филипповна нарядилась ради праздника, а я просто пришла поговорить с ней, но вдруг ощутила свой возраст.Меня тут же усадили за стол и стали угощать праздничным тортом с чаем. Но прежде я не могла не сказать своей героине комплимент по поводу ее наряда, того, как она выглядит.- Да я хотела надеть платье, сшитое еще в 80-х годах, — говорит Ксения Филипповна, — да дочери отговорили. Дочери тут же, рядом, уже пенсионерки, как и два сына. И необыкновенно трогательно наблюдать, как они ласково и часто называют ее мамой. Такое впечатление, что им нравится произносить это слово вслух.- Делаем прическу, а она говорит: «Посмотрите, мне показалось, что у меня появились седые волосы», — улыбается старшая дочь. — Верите, у нее ведь нет ни одного седого волоска.Квартиру, где живет К. Ф. Паршукова, ей выделили как участнице Великой Отечественной войны. В комнате на стенах много фотографий в рамках.вперемешку висят и старинные, и военные, и современные. И рядом с ними портреты трех известных советских маршалов: Жукова, Рокоссовского и Чуйкова. Не у всякого ветерана такой иконостас встретишь.- Мы совсем недавно перешли на ты, а раньше общались только на вы, — говорят дети Ксении Филипповны.Возможно, это традиция семьи, но, скорее, большое уважение к своей маме, ее нелегкому жизненному пути. Ведь ее многочисленная семья пережила и голод, и разруху, и репрессии, и войну. В 22 года Ксения ушла добровольцем на фронт, как и ее двоюродные братья. В составе второго Белорусского фронта маршала Рокоссовского дошла до Одера. Была зенитчицей-пулеметчицей. Но на военных фотографиях тех грозных лет все так же улыбчива. Хотя война свой след оставила. Когда погиб солдат, подносящий снаряды к орудию, его обязанности стала исполнять Ксения. Сказалось это уже после войны — она никак не могла родить детей. Но, слава Богу, подлечили, и в семье появились две девочки и два мальчика. Что касается военного прошлого, Ксения Филипповна — желанный гость на праздниках, посвященных Дню Победы. Она часто надевает свою военную форму и ходит в школы, детские сады, чтобы рассказать детям о войне, о подвигах советских солдат. Причем ходит сама, без посторонней помощи.Пока мы разговаривали с Ксенией Филипповной, к ней забегали и звонили внуки, правнуки, поздравляли ее с днем рождения, и она всех называла по именам и никого не перепутала. Две внучки принесли в рамке картину генеалогического древа их большой семьи. На нем более двадцати квадратиков, а скоро семья прирастет еще одним внуком и правнуком.- И вы всех помните по именам? — спрашиваю.- Конечно, помню, я вообще все помню, — говорит она.Вот тут самое время поговорить об альбомах. Фотографий разных лет у К.Ф. Паршуковой много, все они разложены по стопочкам, скреплены скрепками. Есть и альбомы, а один особенный.Это даже не альбом, а ее собственные записки с фотографиями. Она давно начала записывать свои воспоминания, а дети с внуками разобрали их и сделали своеобразную книгу-альбом, которую хоть сейчас в печать. Думаю, что такая книга была бы интересна многим. Ксения Филипповна пишет о своем детстве, описывает сад, природу и, конечно же, уклад своей семьи. Она была большой — 23 человека. Жили все вместе, все трудились. Трудились так, что многих ее родственников высылали за Уральский хребет как кулаков. Помня жестокие преследования за них, когда в анкете ничего нельзя было указывать, Ксения Филипповна и сейчас осторожничает. А я и не настаиваю на их публикации. Для своих родных она уже оставила прекрасную память. По крайней мере, они будут знать свои корни.Когда я спрашиваю, кем и где Ксения Филипповна работала, она улыбается.- Да кем только ни работала. Вообще, до войны я закончила рабфак и начала преподавать в местной школе в начальных классах. После войны — тоже в школе. Была секретарем исполкома.- И депутатом, — встревают в разговор дочки.В Волгодонск попали случайно. Первой на комсомольскую стройку в Волгодонск уехала старшая дочь, потом за ней и к ней потянулись другие дети. Ксения Филипповна с мужем переехали в наши края, когда вышли на пенсию. Дети потихоньку обустраивались, женились, рожали детей. И что удивительно, до недавнего времени все они жили в Волгодонске. Только сейчас молодежь решилась отпочковаться в Краснодар. В семье есть и врачи, и психологи, и строители, и художники, и иконописцы, и водители. Две внучки Ксении Филипповны расписывали главный собор в новом городе.С такой собеседницей расставаться трудно, хочется говорить и говорить. Память у нее отменная.Не знаю, почему, глядя на Ксению Филипповну, я подумала об английской королеве, хотя той только в этом году сравняется 90 лет.- Да какая там королева, посмотрите, сколько у меня морщин, — восклицает моя героиня. — Ведь мне было особенно и некогда заниматься своим лицом.Ксения Филипповна разворачивается лицом к окну. А я ведь, честно сказать, и не заметила их, я смотрела в ее глаза, слушала.- Ксения Филипповна, не очень хорошо напоминать женщине о ее возрасте, но у вас-то случай особенный — когда годы красят человека. О чем вы думаете больше: о прошлом, настоящем или будущем?- Обо всем понемногу: вспоминаю прошлое, живу нормальной, настоящей жизнью и думаю о будущем. Кое-что еще хочется узнать, увидеть.Нет у Ксении Филипповны сановитых предков, но она — королева простых русских кровей. На престол возвела ее сама жизнь. Таких, как она, у нас в России пусть и немного, но на каждый город найдется.***Старые альбомы — это не просто раритеты, с которых надо стирать пыль. Они свидетельства традиций семьи, ее уклада, ее незабываемого прошлого. А у вас есть старый альбом? Поделитесь своей историей.***фото:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта