Категории Новости

Комсомол — моя судьба

29 октября — дата, о которой либо вспоминают с очень теплыми чувствами, либо не вспоминают вообще. Чтобы было понятнее — это день рождения ВЛКСМ. Кто не знает или забыл — Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, в 1918 году созданного, а в 1991-м — самораспустившегосяЕвгений Урезко: «Мы были Молодыми, и все у нас было впереди»Евгений Васильевич Урезко — секретарь Волгодонского райкома комсомола, человек, молодость которого совпала с молодостью Волгодонска. Партийной карьеры он не сделал, новым русским тоже не стал, и главное сегодняшнее богатство Евгения Васильевича — двое внуков и трое правнуков. Вот его рассказ о времени и о себе.На Цимлянский гидроузел я приехал после окончания Горьковского речного училища в 1953 году. Мне было 22 года. Работал на гидроузле техником связи, потом сменным инженером, откуда и ушел в райком комсомола. Так что на первую всесоюзную стройку я опоздал, зато вторая — Волгодонского химического комбината — разворачивалась уже при мне.Было такое ощущение общего старта, подъема. Мы были молодыми, и все у нас было впереди. Чувство такое, будто на гору поднялся. Куда ни посмотри — открываются все новые и новые горизонты.Строился город, развивался район. На Дону было тогда движение — высадить 300 тысяч гектаров садов и виноградников. Создавались специальные комсомольско-молодежные бригады по высадке винограда, чубуки возили из питомника под Новочеркасском… И, казалось, как на дрожжах, это все росло и наливалось. Совхозная молодежь держалась, никуда не уезжала. Всевозможные курсы появились по садоводству и виноградарству. Молодые с азартом учились.Энтузиазм был не напускной, а настоящий, живой, искренний. Я потом такого никогда и нигде не видел. Можно сейчас себе представить, чтобы 17-18-летние девчушки на стройке химзавода работали бетонщицами?! И гремели на всю область, как, например, Таисия Цуканова или Маргарита Смолина!А когда запустили химзавод, сколько радости было, с каким удовольствием люди шли туда работать. Очень грамотное было производство — с образованием ниже среднего на работу не принимали. Следом поднялся и лесокомбинат, вырос из лесобазы просто на глазах. Порт развивался. Когда я приехал, там было четыре крана, а через пару лет уже 12 работали.Как мы этот темп и настрой потеряли, где?Государство тогда было заинтересовано, чтобы молодые люди получали образование. Вот этот квартал (старая часть города в районе здания администрации) был застроен барачного типа общежитиями. Но в одном из бараков была вечерняя школа. Сегодня ты рабочий, а завтра будешь командиром производства. Многие не имели десятилетки, а здесь заканчивали и получали аттестат.Я сам с Украины, у матери нас было трое. Если бы не советская власть — быкам хвосты бы крутил. Но после войны было открыто столько ФЗУ (фабрично-заводских училищ), ремесленных училищ. Государство поставило задачу дать образование молодым. И мы были этому государству нужны. После окончания училища я не думал, куда поеду работать. Я знал, что работу мне дадут. Государственная политика была совершенно правильная: чтобы народ особенно не бегал, кадры растили на местах. А сегодня не так: молодые люди заканчивают вуз и не знают, куда приткнуться.Таких проблем, как у современной молодежи, у нас не было и близко. Невозможно себе было представить, чтобы зарплату задержали или завод закрылся.Честно говоря, я сам голосовал за Ельцина. Но тогда были какие-то подвижки. И надежды были на перемены к лучшему. И где оно? Лично я не вижу никаких предпосылок на улучшение. Все хуже и хуже. Не понимаю, из чего наша статистика выводит рост экономики. Экономика трудящегося не улучшается. Территория у страны богатая, а народ бедный. И с демократией тоже как-то криво у нас получилось. Не власть народа, а народ под властью. И выборы — не выборы.Времени у меня теперь много, читаю то, до чего раньше руки не доходили или было недоступно. Один умный человек сказал, что для некоторых государств самый ценный ресурс — дураки. С ними просто, они ни в чем не разбираются и не возникают.Посмотришь наши телепрограммы- и трудно спорить с таким утверждением. Они действительно рассчитаны на дураков и направлены на оглупление народа.Мне кажется, никогда в России не было такого разрыва между поколениями, как сейчас. Взять нас, восьмидесятилетних и старше, и наших внуков, например. Мы как с разных планет. Абсолютно другой менталитет. Я не в укор молодым это говорю. Они вынуждены как-то приспосабливаться к сегодняшним реалиям. К тому, что деньги — всему голова, что практически ни один вопрос нельзя решить без того, чтобы кому-то не подмазать. В мое время было иначе: я любой вопрос мог во власти решить, если закон на моей стороне. А они коррупцию считают обыденным явлением — такая особенность рельефа, куда от нее денешься?У современных молодых людей- сообщества в интернете. Группы в «одноклассниках», в сетях, друг друга пишут «в друзья», а коснись — ведь они не общаются толком друг с другом. Настоящего человеческого общения нет! Когда-то это аукнется. Недаром Экзюпери сказал, что единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения. Но кто из молодых его читал!Мой друг Иван Петрович Крахмальный до своего последнего дня, можно сказать, жил в роскоши — по Экзюпери. Как с молодых лет, когда он был первым секретарем Волгодонского горкома комсомола, вокруг него все кипело и бурлило, так и до конца он постоянно занимался какими-то общественными делами. Не давал покоя чиновникам, в нашем белом доме его боялись, как огня. Один мэр, чтобы закрыть рот Крахмальному, даже пригласил его к себе в советники. Думал, если положит официальную зарплату, то Иван Петрович станет глух и нем. Но как же мэр просчитался! А когда стал неугомонному пенять на «неблагодарность», то получил в ответ: «Не ты мне платишь, а налогоплательщики, и я должен отрабатывать их деньги». Это наши комсомольские дрожжи в Иване Крахмальном бродили!…Я ворчу и ворчу: и то не так, и это неправильно. Может, после восьмидесяти меняется угол зрения — то, что вдалеке, приобретает розовые черты, а что поближе — наоборот. И вам надо иметь терпение, чтобы нас выслушивать и понимать.Члены Волгодонского райкома ВЛКСМ после организационного пленума, 1957 г. Крайний слева — Николай Плясакин, первый секретарь РК ВЛКСМ.Много в жизни этого человека было радостного и грустного, но она всегда была насыщенной, интересной, наполненной работой…- Нет, жизнь меня не обделила, — говорит Николай Филиппович, улыбаясь. — Это моя жизнь, и я ничего не хотел в ней изменить. И город я считаю своей Родиной. Здесь каждое деревце, посаженное много лет назад, каждый дом, каждая улица напоминают мне о моей юности. Волгодонск — это моя душа, если хотите — кислород, без которого я не смогу теперь дышать и жить. Это не громкие слова, это то, что я на самом деле чувствую. История Волгодонска яркая, героическая, так пусть же и новое поколение горячо любит и бережет свой город…Крайний справа — Евгений Урезко, секретарь Волгодонского райкома комсомола по идеологии.***фото: