Категории Волгодонск-70Главная темаЛюди делаНовости

Индекс счастья Виктора Фирсова, или В 70 лет жизнь только начинается

10 марта 2020 года исполняется 70 лет Виктору Александровичу Фирсову.

Ровесник города, этот, на вид – совершенно обычный человек, при жизни стал визитной карточкой Волгодонска. Возглавляя Комбинат древесных плит, он со своим трудовым коллективом смог достичь таких высот в производственной деятельности, что другим и не снилось. Сегодня его дело продолжают сыновья, которых безупречная семья Фирсовых воспитала достойными людьми.

Работая мэром, Фирсов с нуля создал команду эффективных управленцев и за десять лет подняла город с колен. Дотационный Волгодонск стал «донором», сознание жителей тоже изменилось: оказывается, можно жить лучше.

Так что, когда мы говорим о роли отдельной личности в истории, пусть и небольшого провинциального городка, – это и про Виктора Александровича тоже. Сегодня юбиляр по-прежнему трудится на родном ВКДП, хотя пять лет назад вышел на пенсию.

Справка

Виктор Александрович Фирсов — заслуженный работник лесной промышленности, действительный член Международной Академии российской экономики.

Награждён знаком отличия «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения 2010 года», медалью ордена «За заслуги перед Ростовской областью», знаком почёта «За заслуги перед городом Волгодонском», за возрождение Православия — юбилейной медалью Русской Православной Церкви «В память 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года».

Избирался депутатом городской Думы, Законодательного Собрания Ростовской области. Почётный гражданин города Волгодонска.

«Жена называет мечтателем»

— Заработались, Виктор Александрович? – спрашиваю Фирсова с порога – Уйдут, закроют и про тебя забудут. Бывает такое?

— Людям это свойственно: не сегодня – завтра забудут, – с улыбкой отвечает Виктор Александрович. – Хотелось, чтобы дольше помнили.

«Волгодонская правда» помнит. Про таких людей, как Фирсов можно роман с продолжением написать. Мы договорились об интервью.

— Виктор Александрович, в 70 лет жизнь только начинается?

— Появилась возможность заниматься тем, чем хочешь. Ко мне собирался глава одного из соседних районов. Сегодня звонит: «Виктор, извини, начальство едет». А у меня прошли те времена, когда я себе не принадлежал, даже в отпуск должен был отпрашиваться. Сейчас делаю, что хочу.

— А чего хотите, о чём мечтаете?

— О многом, жена меня даже называет мечтателем. Много лет назад, когда в Цимлянске жил, хотел теплицу построить во дворе. Теперь я это сделал на производстве – полторы тысячи квадратных метров. На Камчатку думаю съездить, на Сахалине побывать. Только сейчас из-за коронавируса проблем много.

— Особенно в Италии. Говорят, что у Вас там дом и Вы туда, собираетесь уехать жить. Или в Германию. Так или нет? Скажите честно.

— Куда меня только не посылали (смеётся). Никуда не собираюсь уезжать. Вот съездить можно. Снова в Африку, хотя был там четыре раза. Намибия, Зимбабве – унылая природа, но тянет. И вообще – мир посмотреть.

 — У вас скоро юбилей. Какие высоты достигнуты за 70 лет? Начиная с той, первой, когда вы служили в горах между Киргизией и Китаем, а это 900 метров над уровнем моря…

— 2500 метров. В 2019 году было 45 лет, как закончил службу в армии по призыву. Тяжелой она мне не показалась: я был крестьянским парнем и уже умел носить кирзовые сапоги… Прошлой осенью решил съездить на свою погранзаставу – её уже нет. В отряд приехал, где учился в школе сержантов, объяснил дежурному, что служил на этом КПП. Так даже фотографироваться не разрешили – не положено, всюду камеры. Во времена СССР там был целый город, перерабатывающая фабрика, золото добывали, жизнь кипела. А сейчас – это Киргизия, остовы пятиэтажек, разбитый асфальт. В общем, не совсем приятные ощущения и ностальгия по стране, которой уже нет на карте.

«Кем я только не был»

— А давайте вернёмся к карте вашей личной жизни. Вы сколько лет вы на ВКДП из 70-ти?

— 45. Поступил 3 сентября 1974 года. Минус 10 лет службы в мэрии.

— Кем начинали и в какой должности сейчас?

— Мастером начинал, а потом – ке-е-е-ем я только не был. Главбухом не был, будем говорить. Сейчас – председатель Совета директоров.

— Как поменялось производство практически за полвека?

— Когда я пришёл на предприятие, на комбинате было миллион кубометров древесины. Это с одной стороны скромно, а с другой, прости за нелитературное выражение, – дофига. Если на гектаре растёт 230-240 кубов леса, то можно представить, сколько леса тут лежало.

— А сейчас?

— Перестали лес потреблять. Только привозной и для собственных нужд. С этого года вообще не будем покупать. Цена древесины за кубометр – 700 рублей, а привести его – в три раза дороже. Производить из леса – трудоёмко и энергоёмко, лучше из готового сырья. Тем более, что делать научились не плохо.

Ветераны ВКДП на одном из праздников предприятия

Справка

ООО «ВКДП» – высокомеханизированное, технически оснащенное современным оборудованием предприятие с высокой культурой производства, член Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, Ростовской Торгово-промышленной палаты.

Основные виды деятельности: облицовывание ДСтП, МДФ, методом ламинирования, выпуск мебели в ассортименте, панельное домостроение, изготовление столярных изделий из ценных и хвойных пород дерева.

ВКДП – дипломант многих отечественных и международных конкурсов и выставок. Наиболее престижные награды: диплом экспертной организации «Всероссийская организация качества», четыре диплома Правительства РФ «Российская организация высокой социальной эффективности» и Первая (наивысшая) группа инвестиционной привлекательности на Всероссийском конкурсе «Золотой запас отечества XXI».

Мэр Волгодонска в 2005-2015 годах Виктор Александрович Фирсов

— Неплохо – скромно сказано. ВКДП – один из лидеров деревообрабатывающей отрасли Ростовской области и ЮФО, занимал первую строчку в отраслевом рейтинге «1000 лучших предприятий России». Вашу продукцию под торговой маркой «ТриЯ» узнали во всех регионах страны и ближнего зарубежья. Как удалось от уровня заурядной лесобазы подняться до международного?

— 19 лет назад мы начали работать со Швецией, их «Икея» тогда только зашла в Россию. Купили оборудование. Но так как чертежи были икеевскими, мы всю продукцию отдавали собственникам. Хотя ассортимент такой делали, что его даже в Канаду поставляли. Именно шведы и подтолкнули нас к мысли, что пора выпускать собственную мебель. И получилось. Экспериментальный образец – стенка «Галина» до сих пор сохранился. Возможно, станет экспонатом будущего заводского музея.

В 2009 году специалисты комбината разработали рецептуру особой смолы и запатентовать её, что позволило нам 10 лет назад получить Сертификат соответствия Европейской классификации. Я уже не говорю о других сертификатах – экологических, менеджмента качества, цепочки поставок и прочих. Было время – из нашей плиты мебель делали Ростов, Краснодар и Ставрополь.

— Что сегодня выпускаете?

Сегодня выпускаем около 1200 наименований плиты разных цветов и отделки, крашеную, облицованную плёнками и бумагой, со всякой обработкой.

Развиваем и смежные направления. Научились строить: от складских помещений для комбината до домов из стружечно-цементной плиты и панельно-каркасные – для всех желающих. За последние пять лет объёмы производства выросли почти в четыре раза.

«Мало кто хотел быть на моём месте»

— А что создаёт почву для беспокойства?

— Коронавирус. СМИ передают, что остановилось производство самолетов – 90% деталей китайские. К нам на комбинат фурнитура тоже из Китая поступает. Заводы-поставщики работу возобновили, но теперь в аэропортах есть проблема, отгрузку сдерживают. Пытаемся искать других производителей – в Турции, в Италии, Словения. Думаю, чуть попозже сложности будут и серьёзные.

— Первый раз что ли, Виктор Александрович?! Вы 90-е пережили. Чего коронавируса бояться?

— Да, помню, как именно в этом кабинет человек 18 сидели из местной ОПГ, говорили: «Мы тебя будем крышевать». Потом другие пришли – налоговая, арестовывали и опечатывали за долги. Пережили.

Говорят, непросто во время перемен и перестроек. Мне пришлось повидать и то, и другое. Одна приватизация чего стоит. Наше предприятие провело её первым среди крупных в Волгодонске. Не допустили закрытия комбината, упадка или разграбления. Сохранили коллектив. Когда я стал одним из собственников, собрал ветеранов производства и объявил, что все они смогут спокойно доработать до пенсии, а там посмотрим.

— Полагаю, некоторые читатели сейчас скажут: «Приватизировали, нахапали». Чтобы вы ответили таким завистникам?

— Да, слышу порой: «Что вы там делаете, начальники?» Ответ такой: принять верное решение бывает гораздо труднее, чем поле пахать или шпалы таскать. Завистники видят только вершину айсберга и им кажется, что везде хорошо, где их нету. А когда тут люди с автоматом сидели, угрожали моим детям, мало кто хотел быть на моём месте. Пусть говорят. Никто им не мешал вкалывать, так же как я, а не искать тёплых мест и лёгких денег. Склонен не обращать внимание на пересуды.

— Ну а у вас есть зависть к другим?

— Каждый человек делает себя сам. Смысл завидовать, если ты сам всё так управил. Жили мы по-всякому. В советское время у моих соседей были машины, а у меня – нет. И меня это совершенно не напрягало. Теперь и у меня есть машина и не одна…

— … и крутой мотоцикл, и велосипед (сказали хором и рассмеялись).

— Сегодня утром, как раз поехал вместо зарядки на велосипеде, так руки замёрзли. Потом выяснил, что ехал на ветер и на север. Обратно уже было теплее…

— А вы своим хобби не изменяете – велосипед, рыбалка, «Харлей», футбол…

—  ЧМ – 2018 по футболу по телевизору смотрел – попасть на игры как-то не сложилось. А в прошлом году ездил на матч «Барселоны», правда без Мессии – он на скамейке запасных сидел. И что удивило: футбол закончился в 12 часов ночи, на стадионе было 90 тысяч человек, а с организацией такой массы народа и обеспечением безопасности – никаких проблем.

«Власть нужно критиковать»

— Виктор Александрович, а Вы руководили городом со 170-тысячным населением. С 2005 по 2015 годы отвечали в Волгодонске за безопасность и были здесь гарантом Конституции. Какой главный урок пребывания у власти?

— Сегодня зашёл в магазин за хлебом. Какой-то мужчина со мной поздоровался, спросил, как живу, что делаю. На рынке по выходным – та же история, народ общается со мной как со старым знакомым, даже говорит: «Хотим, чтобы вы вернулись». Очень благодарен волгодонцам за доброе отношение, но 10 лет, на мой взгляд, – предельный срок.

— Понимаю, даже у металл есть усталость…

— Не в этом дело. С годами тебя начинают окружать люди, которые помогли городу в решение каких-то вопросов, а потом приходят с протянутой рукой по принципу «я – тебе, ты – мне». Как человек ответственный ты думаешь: «Он же мне, действительно, помог, теперь я обязан оказать услугу ему». И начинается какая-то круговая порука. А мне такое было не по душе. Это первое.

Второе. Власть обязательно нужно критиковать. Критика уместна и важна, хотя бы потому, что это другое мнение – взгляд со стороны. Она держит чиновника в рамках, помогает объективно оценивать ситуацию. И даёт обратную связь. Если не критикуют, не обсуждают – значит, ты и твоя работа народу безразличны.

Третье. Если человек говорит всё время: «Да, да, да» – это не наш человек. Именно так я создавал команду, когда пришёл в мэрию. Единственным, кого я знал, был Владимир Графов. – И его, и других выбирал по качествам профессиональным, а не по принципу личной преданности. А потом мы притирались, присматривались, и каждый делал своё дело.

Справка

С 2005 по 2015 годы Волгодонск динамично развивался и по многим показателям вошёл в число лидеров донского края. Несколько раз ему присуждалось I место за высокое качество управления бюджетным процессом, II – по заработной плате, а также по объему отгрузки товаров собственного производства. В городе на тысячу жителей приходилось 640 кв. метров торговых площадей, и это был лучший показатель в области. Гранд в 4,5 млн рублей муниципалитет получил за привлечение солидных инвестиций.

При Фирсове здесь отремонтировали несколько детсадов и школ, детскую и инфекционную больницы, роддом, ЗАГС, библиотеку, ряд МКД, проспект Строителей, площадь Победы. Здесь, как при социализме, построили жильё и вручили ключи от бесплатных квартир нескольким десяткам очередников. Ещё – провели свет на тёмные улицы, меняли лифты, наводили порядок во дворах и высаживали аллеи. Добились того, чтобы каждый четвёртый житель занимался спортом, устраивали праздники, открыли несколько памятников и Центр общественных организаций.

В 2012-м Фонд «Регионы России» опубликовал рейтинг «Город счастья». Провинциальный Волгодонск в этом списке по индексу счастья оказался на 58 месте из 100.

— Вы сейчас встречаетесь со своими бывшими коллегами по городскому кабинету министров?

— После рождественских встреч, в основном. Чаще, чем с другими, общаюсь с Александром Милосердовым, Михаилом Тэном. С Николаем Плыгуновым видимся на строительстве Свято-Троицкого храма.

Семейный колокол

— Кстати, о храме. Вы же там председатель Попечительского совета. Белокаменный храмовый комплекс на берегу залива – украшение Волгодонска. Расскажите, как там идут дела.

— Это поистине народная стройка. Храм возведён на пожертвования людей. Волгодонцы собрали 70 миллионов рублей, с государства мы и копейки не взяли. Некоторые прихожане жертвовали бесфамильно. Один мужчина за свой счёт сделал мраморные полы: сам оплатил материал, сам плиточников нанял. Другой – самый большой колокол пожертвовал. Следующий по размеру колокол взял я, сделал от нашей семьи Фирсовых.

Знаете, в Барселоне святое семейство 300 лет храм строит. Мы в 2009 году начали, в этом закончим расписывать алтарь. Ещё думаем, как использовать большое подвальное помещение – условия позволяют разместить там воскресную школу либо открыть музей православной иконописи.

— А Вы воцерковлённый человек?

— Крещёный. Но моя супруга – прихожанка Крестовоздвиженского храма. Мы вместе с ней там бываем на службах.

— Виктор Александрович, а какая у вас жена? Ну, кроме того, что скромная – горожане её совсем не знают.

Терпеливая. Всякое было. Когда только стал директором комбината, когда на заводе взорвалась смесь пыли с воздухом, и у нас были разрушения с колоссальным ущербом, я же сутками домой не приходил. Жена оставалась дома с детьми одна, все проблемы по хозяйству решала сама…

Мы с Полиной Сергеевной уже 45 лет вместе. Всё эти годы была рядом. Всё понимала, на судьбу не сетовала, поддерживала. Спасибо ей.

— Виктор Александрович, а Вы ещё про один главные проект в Вашей жизни не рассказали, или даже про два. Ваши сыновья – две ваши улучшенные копии?

— Вряд ли копии – воспитанием занималась жена. Но, будем говорить, нормальные сыновья. Старший Алексей – многодетный отец, у него четверо детей, а у меня – внуков. Юрий тоже женат, но больше в делах, наверное, всё же в меня пошёл. Живём рядом, общаемся по-семейному. Иногда кто-нибудь из них спрашивает: «Папа, а можно я сделаю вот это?» Отвечаю: «Не стоит, я уже так делал». Утром приходит условно с синяком: «Папа, я попробовал». Короче, учатся на своих ошибках. Это свойственно молодёжи.

Интервью длилось больше часа. С Фирсовым мы когда-то вместе работали, поэтому были общие воспоминания, нашлись и другие темы для разговора, что называется «не для прессы».

Виктор Александрович совсем не изменился. Выглядит бодро. По-прежнему не пьёт кофе, и вообще не пьёт, а также не курит. Если чем и злоупотребляет, так только словосочетанием «будем говорить». Но эта фигура речи не помешала ему стать одной из ключевых фигур в жизни Волгодонска и добиться высокого личного индекса счастья.

Валентина Варцаба

Фото из личного архива Виктора Фирсова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта
Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.