Категории НовостиРоссийская газета

Человек из синего корпуса

Валерий Вечорко: Нам жить в условиях нового вируса

Осенью, когда помимо ковида на нас надвигается сезонный грипп, очень важно разделить потоки пациентов таким образом, чтобы грипп не наложился на ковид, а ковид на грипп.

Валерий Вечорко: Всегда надо действовать во имя пациента. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Все мы так или иначе во власти цифр. Вот и в эту злосчастную пандемию мы каждый день вглядываемся в цифры вновь заболевших, цифры тех, кто поправился, тех, кого зараза унесла. Порой не думая о том, что за каждой цифрой — человеческая жизнь, огромный труд, прежде всего медиков. Любим мы повторять, что «цыплят по осени считают». А коронавирус? Осень для него благодатная пора? На эти и другие вопросы обозревателя «Российской газеты» отвечает лауреат Государственной премии за достижения в области гуманитарной деятельности, главный врач городской клинической больницы № 15 имени Олега Филатова Валерий Вечорко.

Валерий Иванович! Известный израильский врач начисто отрицает коронавирусную пандемию. При этом оперирует он опять же цифрами. Считает, что количество смертельных исходов недотягивает до того количества, которое бывает при пандемии. Заметим, он не одинок. Заявление ученого нашло поддержку. Однако и он, и его сторонники приобрели куда больше тех, кого возмущают подобные заявления. Ученые спорят. А вы, руководитель больницы, которая в ковид в одночасье стала инфекционной, что думаете по этому поводу?

Валерий Вечорко: Может, отвечу грубо, но мне кажется, в данном случае это оправданно: заявлять об отсутствии пандемии могут лишь те, кто во время весенне-летнего нашествия коронавируса не был в нашей шкуре. Те, кто не видел страданий заболевших. Те, кто не участвовал в их выхаживании, спасении. Поверьте мне, в данном случае дело даже не в цифрах, а, если так можно выразиться, в содержании того, что происходило. И, увы, пока продолжает происходить. Наша больница на 1610 коек не всегда могла вместить всех попавших в коронавирусную беду. Нам пришлось «потесниться», чтобы ни в коем случае никому не отказать.Заявлять об отсутствии пандемии могут лишь те, кто во время весенне-летнего нашествия коронавируса не был в нашей шкуре

А может, мы излишне увлеклись госпитализацией всех и вся, подозреваемых в ковиде? Может, кого-то и без госпитализации можно спасать?

Валерий Вечорко: Для того чтобы ответить на ваш вопрос положительно, надо было приобрести некий опыт. Мы его приобрели, и уже в период пика знали, что действительно порой можно обойтись без госпитализации. Но… для этого нужны соответствующие кадры, нужна соответствующая подготовка врачей, среднего медперсонала в области борьбы с коронавирусной инфекцией.

Сейчас такие кадры в Москве, например, есть?

Валерий Вечорко: Категоричного «да» у меня в ответ нет. Но говорил и повторюсь: столичные медики в данной ситуации на высоте. При этом имею в виду не только нашу городскую клиническую 15-ю больницу.

Согласна. Не случайно же именно 15-я отныне и дальше «обречена» работать на ковид. Причем все ваши подразделения, включая ваш знаменитый роддом. Во время эпидемии именно ваш роддом, который курирует главный акушер-гинеколог России академик Лейла Адамян, был задействован на прием рожениц, которые попали во власть коронавирусной инфекции.

Валерий Вечорко: И их надо было не только принять. Наша задача была в том, чтобы болезнь не отразилась на течении беременности. И главное, чтобы родился здоровый ребенок. Не посчитайте за похвальбу, но, честно говоря, горжусь, что нам это удалось.

Пандемия пошла на спад. Тот же ваш роддом будет принимать только тех, кто болен ковидом, или, как в прежние времена, беременных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, с болезнями зрения?..

Валерий Вечорко: Вот вы сказали, «пандемия пошла на спад». Попробую с вами согласиться. Но должен заметить: нам жить в условиях нового вируса. Да, уповаем на вакцину, на всеобщую вакцинацию от коронавируса. Но сказать, что его нет вовсе, что мы должны о нем забыть, вряд ли удастся. И уж так сложилось, что в нашу 15-ю станут и впредь направлять самые тяжелые случаи, самых разных пациентов, страдающих разными заболеваниями, к которым присоединился ковид. Да, это прибавляет работы, вносит очень существенные коррективы во всю больничную жизнь. Мы не отказываемся и не откажемся от красной зоны. Более того, прибавляем синюю.

Вот о синей зоне поподробнее. Конкретно, что она значит? Вы сегодня приехали ко мне, в отличие от прошлых посещений, без маски и без перчаток. Лично мне это ничем не грозит? Вы же из ковидной больницы.

Валерий Вечорко: Не бойтесь моего приезда! Да, конечно, я сегодня, как и каждый день, был в красной зоне. Без этого моя работа теперь невозможна. В красной зоне я был полностью экипирован, Но прежде, чем выйти с территории больницы, я прошел через дезинфекционный тоннель, принял душ и облачился в чистую одежду. Добавлю, каждую неделю мы сдаем специальный тест.

Это участь всех сотрудников больницы или только главного врача?

Валерий Вечорко: Да ни в коем случае! Не только главный врач, но и все сотрудники без принятия душа выйти с территории больницы не могут.

Ковидный перерасход воды учитывается в различных сводках, которые вы вынуждены предоставлять наверх?

Валерий Вечорко: Если честно, то как-то не обращал на это внимания.

Но раз уж мы обратили внимание на ковидное содержание больницы, то не могу не спросить: больничный бюджет поменялся? На зарплатах персонала это как-то отразилось?

Валерий Вечорко: Да, отразилось, и довольно заметно.

А теперь о том, что такое синяя зона?

Валерий Вечорко: Очень важно, что у нас сейчас два приемных отделения, а точнее даже три. То, что отдельно, специально для роддома. Далее — приемное отделение для тех, у кого подтвержденная коронавирусная инфекция. «Скорая» туда везет пациентов с подтвержденным диагнозом. И еще приемное отделение для пациентов со схожими с ковидной инфекцией клиническими проявлениями, но подтверждения диагноза у них нет.

Пациенты поступают только по «скорой помощи»? Моя любимая героиня «тетя Маша из подъезда», у которой поднялась температура, у которой головная боль, может прийти в приемное отделение 15-й? Ее примут?

Валерий Вечорко: Нет, не может. К нам поступают пациенты только по каналам скорой медицинской помощи.

Вы лично считаете, это правильно или нет? Вопрос задаю не случайно. Мне нередко звонят люди, у которых поднялась температура, у которых ломота в теле, головная боль. И просят положить их именно в вашу больницу, потому что достаточно о ней наслышаны. Кроме того, теперь почти все умеют пользоваться интернетом, где тоже немало сказано о Филатовской больнице. Как поступаю я, вы знаете: у меня есть ваш мобильный телефон и я этим пользуюсь. Хотя каждый раз от вас слышу: надо вызвать или врача на дом, или «скорую». А «скорая» повезет именно к вам? Или об этом мне тоже надо договариваться самой?

Валерий Вечорко: Скорее всего, «скорая» повезет в тот стационар, который ближе всего к вашей условной «тете Маше».

Вы считаете это справедливым? Ведь недаром сейчас минздрав ратует за то, что надо предоставить пациентам возможность выбора места лечения и даже врача. Как быть?

Валерий Вечорко: С минздравом согласен полностью. Пациент должен иметь право выбора. Но жизнь, к сожалению, вмешивается и в это право. Поскольку иногда в ситуациях, касающихся здоровья, счет идет на минуты. И потому… Действовать всегда надо во имя пациента.

Вернемся к синей зоне…Что же она такое?

Валерий Вечорко: Синяя зона — это некий предвестник дальнейшей помощи пациентам. В приемном отделении этой зоны у нас вся суперсовременная аппаратура. Поступивший пациент проходит полное обследование: КТ, экспресс-тест на грипп и на коронавирусную инфекцию и ПЦР-диагностику. Ведь сейчас, осенью, когда помимо ковида на нас надвигается сезонный грипп, очень важно разделить потоки пациентов таким образом, чтобы грипп не наложился на ковид, а ковид на грипп. Пациента, у которого выявлен ковид, мы направляем в красную зону. А пациенты с гриппом, воспалением легких или с нарушением ритма сердца и т.д. отправляются в отдельный корпус больницы.

Только со стороны кажется, что в «ковидном» одеянии комфортно, а на самом деле это тяжелая ноша. Фото: РИА Новости

В этом отдельном корпусе персонал в соответствующем «ковидном» одеянии или нет? Ведь только со стороны кажется, что в этом одеянии комфортно, а на самом деле это тяжелая ноша.

Валерий Вечорко: Конечно, в одеянии. Тяжелая, но опять же сошлюсь на диктат коронавируса. Необходимая.

Валерий Иванович, этот диктат когда-нибудь закончится? Первая партия вакцины уже направлена в регионы. Предполагается, что с января начнется всеобщая вакцинация. Сможем относиться к ковиду как к обычному сезонному гриппу? Понимаю, вы не вирусолог, вы не иммунолог, но вы серьезный клиницист и прошли самый жестокий этап ковидной эпопеи, потому ваш ответ.

Валерий Вечорко: Очень хочется быть оптимистом. Очень заманчиво всех порадовать. Да и по натуре я оптимист, человек не мрачный, но прагматичный. Если откровенно, я пока не вижу такого. Только когда начнется всеобщая вакцинация…

Полгода назад мы писали о том, что городская клиническая 15-я больница отличается еще и тем, что в ней поют… Причем поете лично вы, Валерий Иванович. К тому же включаете музыку с записью любимых мелодий, песен. Не ради личного развлечения, а для создания в больнице некой ауры. Чтобы и сотрудники, и пациенты чувствовали, что они вместе против недуга. Во время пика ковида музыка звучала или было не до нее?

Валерий Вечорко: Звучала. И хотите верьте, хотите нет, это помогает. Даже самым тяжелым пациентам. И потому будет звучать и в синей, и в красной зоне, и во всей больнице.

Текст: Ирина Краснопольская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта