Категории На ДонуНовостиРоссийская газета

В Ростове инвалид добился отдельной квартиры, но не смог в нее въехать

На свой собственный балкон Владимир выехать не смог — тот оказался… заварен решеткой. Фото: Тагир Раджавов

После многолетних судебных мытарств ростовчанин Владимир Бабкин получил от государства квартиру. Мы хотели вместе с Владимиром первый раз открыть двери новенькой квартиры и порадоваться за него, а в результате стали свидетелями унизительной картины. Он не смог в нее попасть пишет «Российская газета».

Владимиру 54 года. Трудился сварщиком, водителем, строителем. Брался за любую работу. Здоровье ухудшалось, сначала он стал ходить с палочкой, только приспособился — ослабли руки. Врачи обнаружили тяжелую наследственную болезнь. А потом и вовсе пришлось сесть в коляску. Дали первую группу.

— За все надо бороться: за прогулочную коляску, аккумуляторы для нее, парковочное место во дворе, — рассказывает он. — А в этом году фонд социального страхования, тоже после решения суда, выделил мне кресло с электрическими регулировками. В общем, вместе с апелляциями я выиграл одиннадцать судов.

Одиннадцать судов? На всякий случай мы позвонили нескольким людям из общества инвалидов-опорников «Икар». Мало ли, может, просто склочник? Но о нем рассказали совсем другое. Женщина, чей сын тоже в инвалидной коляске, отозвалась эмоционально. «Это же наш Железный Бабкин. У него есть канал в интернете. Володя рассказывает, что делать, куда обращаться, когда возникают какие-то проблемы. На собственном примере».

— Государство дает возможности, чтобы отстоять свои права, но на практике законы исполняются со скрипом, — говорит Бабкин.

Ему пришлось перелопатить интернет, чтобы самому хоть как-то разобраться в законах. Только после звонка в Адвокатскую палату Бабкин смог получить еще и поддержку грамотного юриста.К своему дому инвалид шел через 11 судов

Владимир жил вместе с мамой и братом в трехкомнатной квартире в хрущевской пятиэтажке. После смерти мамы они остались с братом вдвоем. Такие условия есть не у каждого? Но брат, как говорится, склонен к распитию, а жилье принадлежит племяннику, который не скрывает, что «не прочь продать его вместе с дядей». Так недолго и на улице очутиться. К тому же после смерти матери начали накапливаться долги за коммунальные платежи. Однако дело даже не в этом.

— Дом был построен тогда, когда об инвалидах как-то не думали. Заехать на коляске в санузел или на кухню не могу, слишком узкие двери, коридоры такие же. Так и ползаю по квартире. Третий этаж, лифта нет, на улицу выбираюсь с большим трудом. Сейчас-то, кстати, многое поменялось, таким, как я, живется полегче

За право на площадь Владимир бился шесть лет. Наконец суд постановил обеспечить его квартирой по договору социального найма, признав, что его жилье не подходит для инвалида первой группы.

— Квартиру выделили в Суворовском районе — на отшибе, очень далеко от уютной Александровки, где я провел все свои годы, — рассказал Владимир. — Но выбирать не приходится, и я, конечно, обрадовался своей победе. Первый этаж, 36 квадратных метров, все удобства. Коммунальные расходы небольшие, справлюсь.

Но когда Бабкин уже был с ключами у подъезда, понял, что радоваться поторопился. Взглянуть на новую квартиру не получилось. С улицы ко входу в подъезд тянется лестница.

— Преодолеть это препятствие можно с помощью подъемника, а он не работает. Сейчас новые дома даже не принимают в эксплуатацию, если они не оборудованы такими устройствами.

Попытка обратиться в управляющую компанию не удалась. Она расположена в полуподвальном помещении, и Володе туда тоже хода нет. А когда разговор с представительницей компании все-таки состоялся, то оказалось, что ключи от подъемника отсутствуют. «Обращайтесь туда, где вам выдавали эту квартиру. Когда нам ключи от подъемника дадут, мы введем его в эксплуатацию, заключим договор с организацией, которая будет его обслуживать. Если застройщик так сделал, что им реально можно пользоваться».

Звонок из администрации Октябрьского района застал его уже дома. У него поинтересовались: «Почему не приезжаете, чтобы подписать акт приема-передачи?» Он объяснил. «Мы вас поняли»,- прозвучало в трубке.

И следующий день сложился иначе. Мы снова отправились к дому, где дали квартиру Бабкину. И застали бурную деятельность у подъезда. При нас подъемник наладили, и оказалось, он прекрасно работает. Но дальше сплошные огорчения. Заехать с площадки в подъезд невозможно, мешает порог высотой в 10 сантиметров вместо пяти. Следом еще один порог, и снова слишком высокий. Коляска упирается в них намертво. Препятствия преодолеваем общими усилиями. Теперь дверь в квартиру. Проем вместо положенных 90 сантиметров всего 86. Кое-как коляска протискивается. И перед нашими глазами отличное жилье. Но попасть в него невозможно, двери узкие — всего 58 сантиметров. Межкомнатные проемы тоже неширокие. На балкон выйти вообще нельзя. Мало того, что и туда не проедет коляска, так он еще заварен металлической решеткой. Значит, опять Владимиру ползать по квартире?

— Оба порога перед входом мы сделаем нужной высоты, — обещает директор управляющей компании «Спецэкослужба» Александр Сорокин. — А дальше уже не наша зона ответственности.

Бабкин, периодически то бодрившийся, то унывавший, вдруг уперся и сказал, что сдаваться не собирается. Хочет собрать судебных приставов, представителей администрации района и управляющей компании, чтобы они побывали в квартире и решили, выполнено ли постановление суда.

Текст: Марина Бровкина (Ростов-на-Дону)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта
Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.