Категории Новости

Там, за горизонтом

В жизни музыканта, композитора и педагога Александра Лаврентьева было так много разных мест, удивительных людей и ярких событий, что не отразиться на его жизни и творчестве это просто не могло.Его творческая жизнь, начавшаяся в четыре года, когда будущий маэстро написал свое первое музыкальное произведение, бьет ключом уже без малого шестьдесят лет, и иссякать этот источник явно не собирается.«А жизнь меня по всей земле мотает…»Вся жизнь Александра Лаврентьева — череда захватывающих событий и невероятных встреч. Его путь в музыку был предопределен, казалось, с рождения. Ну чем еще мог заниматься сын талантливого музыканта и аранжировщика и обладающей прекрасным голосом и музыкальным образованием певицы? Большая семья Лаврентьевых (у Александра были еще два брата и сестра) проживала на Кубани, в небольшом городке Крымске, неподалеку от Новороссийска. Любовь к музыке в этой семье не прививали — в ней просто жили. Отец — прекрасный баянист и замечательный аранжировщик, работал со многими известными коллективами, среди которых был и прославленный Эстрадно-симфонический оркестр Центрального телевидения и Всесоюзного радио под управлением Юрия Силантьева.Юного Сашу не приходилось уговаривать заниматься музыкой — в четыре года он уже знал ноты и написал свою первую пьесу для фортепиано, а с пяти с удовольствием учился в музыкальной школе — сначала по классу фортепиано, потом — баяна, а затем освоил игру на тромбоне и трубе. В 11 лет Александр уже руководил собственным школьным ансамблем.Когда парню исполнилось 14, отцу предложили работу на Урале, в Новотроицке, и он взял с собой сына. Здесь Лаврентьеву-младшему впервые довелось поработать в профессиональном музыкальном коллективе — местном биг-бэнде. А потом судьба сделала новый крутой поворот: Александр стал воспитанником военного оркестра в Тюмени.А через пару лет решил: музыка — хорошо, но нужно попробовать себя и в других профессиях. И уехал в Сургут — работать на буровых. Потом была служба в погранвойсках на дальневосточной границе и — вполне предсказуемо — возвращение к музыке. На этот раз — в ансамбль тихоокеанских погранвойск, где Александр стал солистом.- С тихоокеанским ансамблем я побывал практически на каждой пограничной заставе Дальнего Востока, и не один раз, — вспоминает Александр Николаевич. — Владивосток, Курилы, Камчатка, Чукотка… Невероятный край, величественный, прекрасный… Из Владивостока до Камчатки мы часто добирались на крупнейшем в то время пассажирском лайнере «Советский Союз» (бывший немецкий пароход «Hansa», полученный Советским Союзом после победы над Германией в счет репараций — ред.). Это одно из самых ярких впечатлений моего «дальневосточного» периода. Огромный корабль, невероятной красоты интерьеры, размеры некоторых помещений — хоть в футбол играй… Там было несколько ресторанов, бассейн с подсвеченным дном, музыкальный салон.Но подошел к концу и этот этап в жизни музыканта. Он вернулся на Кубань и поступил в музыкальное училище Майкопа — там преподавал хороший композитор, давний друг семьи. Но, как говорится, натуру не исправишь: заниматься только одним делом Александру было скучно. Он переехал в Новороссийск, где продолжил обучение на теоретико-композиторском отделении, а параллельно — на отделении фортепиано. А еще играл в джаз-оркестре. И нашел работу — в церковном хоре.- Ну, с хором вышел скандал, — смеется Александр Николаевич. — Семидесятые прошлого века — это вам не сейчас. Комсомольские активисты быстро меня вычислили и пояснили: совмещать учебу и работу в церкви вряд ли удастся. Пришлось, конечно, выбрать учебу.Но одной учебой Лаврентьев, разумеется, не ограничился: создал в Крымске оркестр, который пользовался огромной популярностью. А тут неожиданно подвернулась еще одна работа: в приехавший на гастроли Закарпатский театр музкомедии срочно требовался артист. И Александр отправился на гастроли с театром…Его величество случайВ те далекие уже годы каждый студент, заканчивающий учебное заведение — неважно, какое — обязательно получал направление на работу. Получил направление и Александр Лаврентьев, и очень неплохое — в Государственный Кубанский казачий хор.- Закарпатский театр музкомедии, в котором я продолжал работать, заканчивал гастроли в Ростове-на-Дону, — вспоминает Александр Николаевич. — На руках у меня было распределение в Кубанский казачий хор. И нужно было определяться: оставаться работать в театре или ехать в Краснодар на новое место работы. Я шел по центру Ростова и вдруг увидел объявление: «Ростовский музыкально-педагогический институт (с 1992 года — Ростовская государственная консерватория им. С.В. Рахманинова — ред.) объявляет прием…»Подумал: может, сдать экзамены? Зашел в приемную комиссию: конкурс -11 человек на место. Но решил все же рискнуть. К концу вступительных экзаменов конкурентов у меня уже не было…Но сомнения все же оставались. Решил посоветоваться с отцом. Старший Лаврентьев сомнения развеял: если есть возможность поучиться — надо учиться. Так в жизни Александра Лаврентьева начался новый — «ростовский» — период.- Это было очень интересное время, — рассказывает Александр Николаевич. — Я учился и, конечно, работал — в оркестре Ростовского цирка. С работой, правда, и здесь вышел казус. Один из моих преподавателей, чистый «классик», очень ревностно следил за тем, чтобы его студенты не играли в эстрадных оркестрах. Специально ходил с биноклем по всем заведениям и выискивал «отступников». Ну и в цирк тоже с биноклем пришел. А тут я в оркестре…Правда, это была не единственная работа Лаврентьева. Но главное, за что он бесконечно благодарен Ростову — его встреча с Кимом Назаретовым.Ким Назаретов — легенда российского джаза, один из основоположников и создателей эстрадно-джазового образования в России. Первый заведующий отделением эстрадной и джазовой музыки Ростовского училища искусств, первый заведующий кафедрой эстрадной и джазовой музыки в Ростовской государственной консерватории им. Рахманинова. Кстати, первое в стране эстрадно-джазовое отделение в высшем учебном заведении было открыто именно в Ростове, и у истоков его стоял Ким Назаретов. Ему же впервые в России было присвоено звание профессора по кафедре эстрадной и джазовой музыки.Еще в 1963 году Ким Назаретов создал в Ростове джаз-оркестр, который практически сразу приобрел огромную популярность не только в родном городе, но и далеко за его пределами. А в 1974-м на базе оркестра создается новый — студенческий — коллектив, и именно в этом оркестре посчастливилось играть Александру Лаврентьеву.- Мне вообще везло в жизни на учителей, — говорит Александр Николаевич.- Педагоги, у которых я учился в училище и консерватории, музыканты из групп «Веселые ребята» и «Арсенал»… Мне довелось «вживую» видеть, как работают мэтры нашей эстрады — Валентина Толкунова, Лев Лещенко, Иосиф Кобзон. Это — отличная школа, которую вряд ли чем- то можно заменить…Но время учебы в Ростове, как и все в этой жизни, подошло к концу. Нужно было решать, чем заниматься дальше. К этому моменту у Лаврентьева уже была семья, двое маленьких детей. Известный музыкальный педагог из Волгодонска Ирина Багаева пригласила молодого музыканта в наш город. И он принял приглашение…Нам рано жить воспоминаньями…За 32 года в Волгодонске Александр Лаврентьев многое успел. Руководил эстрадным оркестром ДК имени Курчатова, оркестром народного ансамбля «Казачий Дон», написал огромное количество музыкальных произведений (не раз становился лауреатом различных конкурсов), писал музыку для театральных спектаклей Николая Задорожного, а позже — для образцового театра-студии «Премьера» Валентины Беловой. В 2010 году произвел настоящий фурор в столице, написав музыку к спектаклю по произведениям Пушкина «Пир во время чумы». Спектакль поставил ученик Задорожного, выпускник детской театральной школы Волгодонска Алексей Беклемишев. Премьера состоялась в арт-кафе на Арбате, и успех, по свидетельствам очевидцев, имела оглушительный. А потом спектакль шел еще в нескольких московских театрах.И, конечно же, все это время Александр Лаврентьев преподавал.В детской музыкальной школе имени Дмитрия Шостаковича, в детской Школе искусств, а в последнее время — в Детской театральной школе Волгодонска. Воспитанники его эстрадно-джазовой студии, работающей в ДК имени Курчатова, побеждали на самых престижных конкурсах и фестивалях в Москве, Париже, Риме, Стокгольме, Турции.Многие его талантливые ученики уже шагают по жизни самостоятельно, завоевывая все новые и новые высоты. Шестеро его выпускников закончили эстрадно-джазовое отделение Гнесинского училища. С сольными концертами выступает Наринэ Аветисян, преподает в Краснодарской консерватории Артем Голышев. Владимир Развозжаев после окончания Московской консерватории работает в одном из самых престижных концертных залов страны — Крокус-Сити-Холл. Среди воспитанников Лаврентьева есть солисты оркестров Норвегии и Италии.Только в прошлом году 40 учеников Александра Николаевича стали лауреатами международных конкурсов, а в этом — уже 52!Ему достаточно десяти минут, чтобы понять, что получится из этого маленького человечка, приведенного родителями на прослушивание. Но если уж маэстро поверит в своего ученика — он научит его всему, что умеет сам. И не только в музыке. Научит ставить цели и достигать их, не опускать руки и держать удар. Научит — потому что сам владеет этим умением в совершенстве.Но, несмотря на столь впечатляющие результаты, почивать на лаврах Александр Николаевич не намерен. Жизнь продолжается: записаны и подготовлены к выпуску два новых альбома с его музыкой, начинается учебный год в театральной школе, а значит, прежние и новые ученики, ежедневные занятия, новые программы, конкурсы, концерты……Всего щедро отмерила судьба Александру Лаврентьеву: любящих родителей, хороших учителей, таланта, верных друзей… Но если бы не было в нем вдобавок ко всему этому невероятного трудолюбия, привычки работать по 15 часов в сутки, изрядной доли здорового авантюризма и не угасающего с годами стремления заглянуть за горизонт — вряд ли бы из него получилось то, что получилось. А там, за горизонтом, еще очень много интересного — новая музыка, новые победы и новые имена, которые еще только предстоит сделать громкими. Удачи!***фото: