Категории НовостиРоссийская газета

Про движение по службе

Дмитрий Григоренко — о сути и целях реформы государственного аппарата

На этой неделе премьер-министр Михаил Мишустин объявил о новой попытке реформы госаппарата. Всего за три месяца правительство намерено сделать то, что не в полной мере удавалось за предыдущие десять лет. Оптимизировать численность государственного аппарата, ввести единый стандарт структуры госведомств и создать эффективную, работающую модель.

Дмитрий Григоренко: Сейчас мы активно внедряем в работу министерств и ведомств цифровые технологии. Фото: Екатерина Штукина/ТАСС

Преобразования, как заявлено, начнутся 1 января и завершатся уже к 1 апреля 2021 года. Разъяснить детали будущей реформы «Российская газета» попросила вице-премьера, главу аппарата правительства Дмитрия Григоренко.

Дмитрий Юрьевич, первый вопрос: почему сейчас?

Дмитрий Григоренко: На самом деле, решение провести реформу было принято давно. Председатель правительства еще в феврале дал поручение руководителям министерств и ведомств представить свои предложения. Они были детально проработаны. И уже на их основе подготовлена модель преобразований — та самая, которую Михаил Владимирович представил на днях. На сегодня она наиболее оптимальна, если исходить из тех целей, которые мы перед собой ставим.

Провести реформу планировалось в этом году, но из-за сложной ситуации с коронавирусом, значительного увеличения нагрузки на министерства и ведомства — а она с началом пандемии выросла просто несопоставимо — решено было перенести преобразования на следующий год.

Ну а если более глобально отвечать на ваш вопрос — мы живем в эпоху цифровой трансформации. Она требует кардинального переосмысления роли государства и организации работы органов власти. Они должны становиться цифровыми платформами, формировать собственные цифровые экосистемы и наборы цифровых услуг.

Вот мы с вами еще ходим в МФЦ, чтобы решить какой-то вопрос, требующий общения с государством. А наши дети, не говоря уже о внуках, не захотят тратить время на походы по инстанциям. Это нужно учитывать. И нужно уже сейчас активно к этому готовиться.

Ключевые государственные учеты должны быть централизованы, а процессы оказания госуслуг роботизированы. Более того, максимально возможный спектр госуслуг должен предоставляться проактивно, чтобы люди не тратили время на ожидание в очередях или даже просто на визит в ту или иную инстанцию. Государственные услуги должны максимально незаметно встроиться в повседневную жизнь человека — это основной тезис, который мы взяли для себя как цель. Но для этого нужна реформа госаппарата.

У нас должен быть четко и логично сформированный штат компетентных специалистов. И для каждого органа исполнительной власти должна быть четко определена сфера ответственности.Наша задача — создать действительно эффективную структуру, отвечающую задачам и требованиям времени

А что не так с госаппаратом сейчас? Слишком раздутые штаты? В России уже предпринимались попытки сократить количество госслужащих. Однако всякий раз вывод был один: целевые показатели не достигались. Где гарантия, что на этот раз получится?

Дмитрий Григоренко: Дело не только в количестве госслужащих. Сегодня в структуре госаппарата есть ряд серьезных системных перекосов, которые препятствуют переходу на новый современный уровень работы.

Например, нет единого стандарта организационной структуры министерств и ведомств. Единственный документ, устанавливавший такие требования, был утвержден в 1995 году, но чуть позже ведомствам разрешили отклоняться от них. Происходившие затем масштабные сокращения на фоне отсутствия стандарта привели к дисбалансу структуры многих госведомств.

Частая проблема: начальников больше, чем подчиненных. Число заместителей руководителей и руководителей структурных подразделений во многих ведомствах сейчас явно превышает потребности и не поддается никаким логическим объяснениям. Идет размывание обязанностей — один заместитель руководителя может курировать деятельность лишь одного управления численностью всего в 10 сотрудников. Я не говорю уже о том, что в таком управлении невозможно создать полноценные отделы.

У нас есть примеры, когда самое крупное управление насчитывает всего 10-16 сотрудников. Есть даже департаменты с 20 сотрудниками.

Сложившаяся многоуровневая управленческая вертикаль с избыточными звеньями увеличивает административные издержки, снижает оперативность и качество принятия решений, отрицательно сказывается на эффективности работы в целом.

Мы много говорим про эджайл и проектное управление, но структура госаппарата не менялась десятилетиями. Она никак не адаптировалась к изменяющимся условиям. В бизнесе же компании за это время успели несколько раз изменить свои структуры и модели управления, исходя из развития технологий и меняющегося уклада жизни.

Этот год, когда в условиях коронавирусных ограничений многие сотрудники работали удаленно, наглядно показал негибкость структуры и несовременность модели управления.

В новой модели госаппарата будет жесткое требование к заместителям руководителей федеральных органов исполнительной власти. Каждый из них должен координировать работу не менее двух департаментов или управлений. Численность департаментов в министерствах должна составлять не меньше 40 человек, управлений в службах и агентствах — не менее 25, отделов в составе департамента или управления — не менее 5, самостоятельного отдела — не менее 10. Это создаст оптимальный баланс между количеством руководителей и подчиненных.Государственные услуги должны максимально незаметно встроиться в повседневную жизнь человека. Но для этого нужна реформа госаппарата

Единые требования нужны не для кальки. Не для того, чтобы сделать все ведомства формально похожими друга на друга. Наша задача — создать действительно эффективную структуру, отвечающую задачам и требованиям времени.

Вы сказали, что в ряде федеральных министерств и ведомств слишком много сотрудников — помощников, заместителей руководителей на высокооплачиваемых должностях. Это звено тоже решено оптимизировать. Не получится ли так, что в итоге министерства и ведомства лишатся ключевых людей, которые действительно, что называется, тянут повестку?

Дмитрий Григоренко: В действующем законодательстве достаточно механизмов, позволяющих обеспечивать оценку профессионального уровня сотрудников и принимать взвешенные решения для сохранения в системе госуправления компетентных кадров.

Даже в случае перехода сотрудников на нижестоящие должности есть возможность сохранять имеющийся у них уровень зарплаты. Так что рисков потери действительно ценных и компетентных кадров нет.

В постановлении о структуре центральных аппаратов отдельно оговорена численность сотрудников обеспечивающих подразделений. С чем связан этот акцент?

Дмитрий Григоренко: Во многих подразделениях, занимающихся делопроизводством, организационно-техническим, бухгалтерским сопровождением, количество сотрудников завышено. Иногда их даже больше, чем тех, кто работает в профильных подразделениях. Между тем цифровизация позволяет сделать многие процессы автоматическими. Можно, конечно, продолжать вести документооборот на бумаге, но электронный формат гораздо эффективнее и связан с меньшими издержками. То же самое можно сказать, например, о централизации бухгалтерского учета в Федеральном казначействе. Это проще, быстрее, эффективнее. Поэтому было принято решение, что для обеспечивающих подразделений будет установлено ограничение: на их долю должно приходиться не более 30% общей численности сотрудников.

Cокращения планируется провести в основном за счет вакантных должностей. Такая же логика была и четыре года назад, и раньше. Получается, что со временем в ведомствах всякий раз снова образуется много пустующих ставок. Зачем им такое количество вакансий?

Дмитрий Григоренко: Сегодня средняя доля вакансий в центральных аппаратах достигает 20 процентов, в отдельных ведомствах даже больше. Многие сохраняют их умышленно для повышения денежного содержания своих служащих. Это препятствует проведению реформы оплаты труда, цель которой — повышение уровня гарантированных выплат в структуре денежного содержания. Поэтому мы решили пойти по пути сокращения именно этих искусственно поддерживаемых пустующих ставок. Как уже было озвучено, штаты центральных аппаратов с 1 января 2021 года должны быть сокращены на 5%, территориальных органов — на 10%. Все преимущественно за счет имеющихся вакансий.

Можно эти проценты перевести в количественные показатели?

Дмитрий Григоренко: В процессе реформы предполагается сократить почти 1200 должностей в центральных аппаратах федеральных органов и более 33,5 тысячи в территориальных отделах. Будет сокращено более 40 структурных подразделений, более 45 штатных единиц заместителей руководителей федеральных ведомств.

Одновременно будут упрощены процессы исполнения государственных функций с приоритетным внедрением цифровых технологий. Все это позволит ускорить принятие решений и повысить качество государственного управления. Но я хочу еще раз подчеркнуть, что главное, не количественные показатели, а изменение структуры, которое позволит госаппарату работать более эффективно.

Территориальные органы подвергнутся более масштабному сокращению — не на 5, а на 10%. Почему именно такое решение было принято? Не получится ли так, что под сокращение все-таки попадут не вакантные ставки, а живые люди — рядовые сотрудники, которые честно и профессионально выполняют свою работу?

Дмитрий Григоренко: По последним данным, количество вакансий в территориальных органах составляет около 18%. Это дает определенный простор для оптимизации и в то же время позволяет минимизировать риски увольнения действующих сотрудников. Люди, работающие на рядовых должностях — основа госаппарата, мы это хорошо понимаем. И если они работают эффективно, они должны быть максимально защищены.

Работы у них будет достаточно, но изменится ее формат. Территориальные органы в основном оказывают типовые государственные услуги и выполняют контрольные функции. Сейчас мы активно внедряем в работу министерств и ведомств цифровые технологии. Это делается для того, чтобы люди могли получать услуги быстро и без необходимости лично посещать инстанции. Это ключевая задача, которую мы для себя определили. Переход в такой формат избавит рядовых сотрудников госведомств в регионах от рутинной работы и повысит качество оказываемых ими услуг.

Нужно учитывать, что принятое постановление правительства дает руководителям федеральных органов с учетом специфики их деятельности право корректировать параметры оптимизации и проводить сокращение территориальных органов в меньшем объеме за счет оптимизации центрального аппарата. Территориальные органы федеральных министерств и ведомств могут укрупняться. Разрешается также формировать компактные приемные, которые будут выполнять только профильные функции. Обеспечивающие полномочия могут централизоваться в крупных межрегиональных территориальных органах.

Но ведь вы сами говорили, что в свое время возможность отклоняться от установленных требований была одной из причин разбалансировки структуры госведомств. И теперь им снова будет позволено это делать. В чем логика?

Дмитрий Григоренко: Это будет возможно в исключительных случаях при наличии особых обстоятельств в рамках базовой структуры. Любое отклонение будет оцениваться с точки зрения эффективности. Решение будет принимать специальная комиссия. Особым обстоятельством может быть, к примеру, резкое увеличение нагрузки на федеральные органы исполнительной власти из-за коронавирусной инфекции.

Повторюсь: цель реформы — повышение эффективности работы. У нас принято считать, что оптимизация — это сокращение всех под одну гребенку. В этом случае это не так.

Кто и каким образом будет контролировать соблюдение требований к установленной структуре министерств и ведомств и численности сотрудников, чтобы реформа снова не превратилась в формальность?

Дмитрий Григоренко: Решения об установлении численности федеральных органов, количества структурных подразделений и заместителей руководителей принимается правительством, поэтому контроль за исполнением принятых решений также будет осуществляться правительством.

Будет ли реформа эффективной, целиком и полностью зависит от нас. Мы это хорошо понимаем. Задачу быстро и качественно настроить систему государственного управления поставил президент. Мы должны выполнить эту работу в установленный срок.

Текст: Владимир Кузьмин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта